Понятие гомосексуальности

ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТЬ — однополая любовь, сексуальное влечение к людям собственного пола, в отличие от влечения к лицам противоположного пола (гетеросексуальность) или обоих полов (бисексуальность). Греческая приставка «homo» обозначает сходство, единство, принадлежность к одному и тому же, приставка «hetero» — «другое», «иное», а «bi» — «два», «оба». Женская гомосексуальность называется лесбийской любовью или лесбиянством (от греческого острова Лесбос, где жила поэтесса Сафо или Сапфо), посвятившая этой теме свое творчество. Как любая другая социальная группа, гомосексуалы имеют ряд самоназваний. Чтобы преодолеть оскорбительную для них «медикализацию» своего состояния, западноевропейские и американские гомосексуалы в 1950-х годах нашли себе самоназвание — «гей» (gay). В провансальском наречии 13-14 вв. оно обозначало куртуазную рыцарскую любовь, которая нередко была однополой, а также искусство поэзии и любви. В Англии 17 в. слово gay обозначало легкомысленного повесу-плейбоя, а применительно к женщинам (несколько позже) — проституцию (женщина легкого поведения — «веселая женщина»). В начале 20 в. слово «гей» стало кодовым словом английской гомосексуальной субкультуры, а затем из жаргонного обозначения мужской гомосексуальности превратилось в ее политический и идеологический символ. Современное его значение подразумевает определенную социальную идентичность и стиль жизни, «гей» — это мужчина, который открыто признает свою сексуальную ориентацию и готов бороться за свои права. Одно из самых оскорбительных английских жаргонных названий гомосексуала — queer (буквально — кривой, странный, извращенный, фальшивый, в противоположность straight (прямой, нормальный; российские геи называют гетеросексуалов «натуралами»). В 1990-х некоторые американские активисты стали демонстративно называть себя «квирами», подчеркивая, что не только не стыдятся своей сексуальной ориентации, но гордятся ею. В отличие от слова «гей», относящегося только к мужчинам, «квир» включает также и лесбиянок. Впрочем, для многих геев это слово неприемлемо. В России гомосексуалов называют также «голубыми»; происхождение этого названия неясно.

Сексуальная ориентация и ее природа

С точки зрения репродуктивной биологии, единственно правильной, «нормальной» сексуальной ориентацией является характерная для подавляющего большинства людей гетеросексуальность, обеспечивающая продолжение рода. Однако во все времена существовали также мужчины и женщины, предпочитавшие иметь дело с лицами собственного пола. Сексуальные контакты и привязанности между особями одного и того же пола существуют и у многих (свыше 450 видов) животных. Отсюда — споры о том, является ли гомосексуальность или предрасположенность к ней врожденной, биологически заданной, или же возникает в процессе индивидуального развития, под влиянием среды и воспитания, и считать ли ее половым извращением, следствием болезненных нарушений в развитии организма и личности или одним из вариантов нормальной человеческой сексуальности?

Современная наука не имеет единой теории происхождения гомосексуальности, разные дисциплины подходят к проблеме с разных сторон. Фрейд считал, что однополая любовь покоится на тех же самых психофизиологических основаниях, что и разнополая: человек по природе бисексуален, в его воображении присутствуют как гетеро-, так и гомоэротические компоненты, а их «баланс» определяется только в процессе индивидуального развития. «Гомосексуализм, несомненно, не преимущество, но в нем нет и ничего постыдного, это не порок и не унижение; нельзя считать его и болезнью… Преследование гомосексуализма как преступления — большая несправедливость и к тому же жестокость» (Фрейд. Письмо г-же NN, 1935).

Биологические науки, прежде всего генетика и эндокринология, считают предрасположенность к гомосексуальности врожденной. Сравнительное исследование пар однояйцевых (монозиготных, развившихся из одной яйцеклетки), и двуяйцевых (дизиготных) близнецов показало, что гомосексуальность у мужчин и женщин находится под определенным генетическим контролем. Выявилось, что гомосексуальность — явление отчасти «семейное»: там, где есть один гомосексуал, существует большая вероятность найти других, особенно среди родственников по материнской линии. Гомосексуалами чаще бывают младшие сыновья, каждый дополнительный старший брат увеличивает вероятность гомосексуальность на 33% (впрочем, это верно только для крайне феминизированных мужчин). Среди родственников гомосексуалов по материнской линии процент людей, которые не вступали в брак, или чьи браки остались бесплодными, или у которых были самопроизвольные аборты, выкидыши и мертворождения, выше, чем среди родни по отцовской линии. Конкордантность (совпадение) по гомосексуальности монозиготных близнецов значительно выше, чем дизиготных. В начале 1990-х американский биохимик Дин Хеймер даже объявил об открытии «гена гомосексуальности», но последующие исследования этого не подтвердили. Данные о биологических коррелятах гомосексуальности продолжают накапливаться. Тут и левшество, и длина пальцев, и строение слухового аппарата, и соотношение циклов сна и бодрствования, и особенности протекания некоторых иммунных процессов, и атипичное половое поведение в детстве, связанное с нарушением гормонального баланса в зародышевой фазе развития. Однако эти данные не могут служить ни диагностическими критериями, позволяющими отличить гомо- от гетеросексуала, ни достаточным объяснением самого феномена гомосексуальности. Столь же односторонни и теории, объясняющие происхождение гомосексуальности исключительно социальными факторами, особенностями воспитания и жизненным опытом ребенка.

Сексуальная ориентация — явление многомерное, включающее в себя множество разнородных элементов. Чтобы разграничить гомо- и гетеросексуальное поведение, американский ученый Альфред Кинзи сконструировал шестибальную шкалу, на одном полюсе которой стоят исключительно гетеросексуальные индивиды, никогда не имевшие гомосексуальных контактов, на другом — исключительно гомосексуальные, а посредине — индивиды, имеющие как те, так и другие контакты. Другая такая же шкала измеряла эротические чувства (гомо/гетероэротизм) испытуемых. Выяснилось, что однополые сексуальные контакты и тем более гомоэротические чувства — явление довольно распространенное, причем поведение и эротические переживания часто не совпадают (1948).

Современная сексология представляет сексуальную ориентацию еще более многомерной. Предложенная американским сексологом Ф.Клайном «Решетка сексуальной ориентации» включает 7 автономных параметров.

1) Сексуальное влечение: лица какого пола вас возбуждают, привлекают в качестве реальных или возможных сексуальных партнеров?

2) Сексуальное поведение: какого пола ваши сексуальные партнеры?

3) Сексуальные фантазии: кого вы воображаете в эротических мечтах или во время мастурбации?

4) Эмоциональные предпочтения: с кем вы предпочитаете дружить, устанавливать тесные эмоциональные связи, изливать душу?

5) Социальные предпочтения: с лицами какого пола вы предпочитаете общаться, проводить время?

6) Стиль жизнь: проводите ли вы время преимущественно с людьми, которые считают себя гетеро-, гомо- или бисексуалами?

7) Самоидентификация: кем вы считаете себя в терминах сексуальной ориентации по шкале Кинзи?

Отсюда вытекает, что на вопрос: «Сколько людей являются гетеро-, гомо- и бисексуальными?» — нельзя ответить однозначно. Например, по признанию опрошенных в 1992 американцев сексуальное влечение к лицам собственного пола испытывали 7,7% мужчин и 7,5% женщин, гомосексуальный опыт (сексуальное поведение) после 18 лет имели 4,9 % мужчин и 4,1 % женщин (со времени сексуального созревания — 9,1% и 4,3%), а считают себя гомо- или бисексуалами (сексуальная идентичность) только 2,8% мужчин и 1,4% женщин.

Еще труднее разграничить гомо- и бисексуальность. Последняя часто наблюдается в переходном возрасте, когда подросток еще не определил своих эротических предпочтений, хотя уже в это время гомо- и гетеросексуальные переживания и связи имеют для него разный личностный смысл. Иногда гетеро- и гомосексуальное поведение индивида чередуется, причем за этим стоят качественно разные сценарии, своеобразная «специализация» эмоциональных привязанностей и / или сексуальных позиций: молодой человек одинаково охотно спит и с мужчинами и с женщинами, но с женщиной он обязательно должен быть «сверху», а с мужчиной — «снизу». Ситуативная бисексуальность наблюдается в условиях вынужденной половой сегрегации (тюрьма, концентрационные лагеря, закрытые военные училища и т.д.), когда гомосексуальная активность служит как бы временной заменой гетеросексуальных связей, нередко это сопровождается насилием и символизируется в понятиях господства и подчинения. Существует и более или менее постоянное параллельное гомо- и гетеросексуальное поведение (например, гетеросексуальный брак совмещается с тайными гомосексуальными привязанностями и связями).

Психологические проблемы

На вопрос «Как человек становится гомосексуалом?» существует по крайней мере три разных ответа. 1) Гомосексуальность дана индивиду изначально как неотвратимая судьба, индивидуальное развитие только обнаруживает и реализует то, что было заложено природой или сформировано в очень раннем детстве. 2) Гомосексуальность формируется средой и воспитанием, — переживаниями детства, семейными условиями, совращением подростка взрослыми или сверстниками. 3) Гомосексуальность является результатом индивидуального саморазвития, более или менее сознательного выбора, это не судьба, а самоопределение.

Хотя эти подходы кажутся взаимоисключающими, каждый из них содержит долю истины, потому что разные аспекты и компоненты сексуальной ориентации формируются разновременно. Непроизвольное эротическое влечение к лицам собственного пола часто бывает врожденным и проявляется уже в раннем детстве. Целостный сексуальный сценарий формируется под влиянием среды и воспитания, в процессе активного взаимодействия с другими людьми. Что же касается сексуальной идентичности («Я гей» или «Я лесбиянка») и стиля жизни, то они, безусловно, предполагают выбор и индивидуальное самоопределение. Ни единого типа «гомосексуальной личности», ни общего для всех стиля жизни не существует. Гомосексуальный Вертер значительно больше похож на гетеросексуального Вертера, чем на гомосексуального Дон Жуана.

Между становлением гетеро- и гомосексуальной идентичности есть принципиальная разница. Поскольку весь процесс гендерной социализации детей направлен на формирование гетеросексуальности, которая считается необходимым аспектом половой/гендерной идентичности, обычные мальчики и девочки не задумываются о своей сексуальной идентичности, они принимают, усваивают ее в готовом виде, как нечто само собой разумеющееся, данное природой. Собственная сексуальная идентичность становится для ребенка проблемой, только если у него что-то «неладно», например, если его телосложение или поведение не соответствуют общепринятым представлениям и полоролевым ожиданиям. Напротив, сексуальная идентичность геев и лесбиянок проблематична всегда. Они не находят, а открывают и в известном смысле создают ее, необходимый объем индивидуального творчества здесь гораздо больше. Многие будущие гомосексуалы уже в раннем детстве отличаются от детей собственного пола: одеваются «не в ту» одежду, любят «не те» игры, выбирают «не тех» партнеров и т.д.

По многим психологическим тестам гомосексуальные мужчины выглядят более фемининными, чем гетеросексуалы, а бисексуалы стоят посредине. При этом «природные» и «социальные» факторы взаимодействуют. Поскольку женственный мальчик вызывает неодобрение и насмешки, это побуждает мальчиков всемерно искоренять в себе эти черты. Большинство мальчиков с этой задачей более или менее справляются. Но тем, у кого «женских» задатков изначально больше, сделать это гораздо труднее, что порождает у них устойчивые, иногда на всю жизнь, сомнения в своей маскулинности. Такие мальчики уютнее чувствуют себя в женском обществе и в то же время испытывают напряженный интерес и тяготение к мужскому началу, выступающему как недостижимый образец. В период полового созревания эта гипертрофированная тяга к маскулинности нередко эротизируется. Одних мальчиков влечет к старшим, более сильным, физически развитым и маскулинным подросткам и юношам, общение с которыми, не обязательно сексуальное, приобщает их к вожделенной мужественности, в которой, как им кажется, им самим отказано. Другие, напротив, тянутся к младшим, более слабым и нежным мальчикам, среди которых они чувствуют себя увереннее, чем среди ровесников. Это создает благоприятный эмоциональный фон для формирования гомоэротизма и выбора соответствующего объекта привязанности — более старшего и сильного или, напротив, младшего и слабого.

Распространенное мнение, будто в подростковую среду гомоэротические чувства и действия привносят взрослые (теория «совращения»), неверно. Гомосексуальность — результат внутреннего развития подростка. Важная психофизиологическая особенность гомосексуальных мальчиков (но не девочек!) — более раннее половое созревание. По целому ряду показателей (возраст первой мастурбации, первой эякуляции, появления сексуальных чувств и фантазий, ломки голоса, оволосения лобка и т.д) юные геи несколько опережают своих гетеросексуальных ровесников. У женщин таких различий, по-видимому, нет. Ученые истолковывают эти факты как свидетельство того, что их развитие гомосексуальных мальчиков идет в какой-то степени по женскому типу (девочки созревают раньше мальчиков).

Формирование гомосексуальности обычно проходит три этапа: 1) от первого осознанного эротического интереса к человеку своего пола до первого подозрения о своей гомосексуальности; 2) от первого подозрения о своей гомосексуальности до первого гомосексуального контакта и 3) от первого гомосексуального контакта до уверенности в своей гомосексуальности, за которыми следует выработка соответствующего стиля жизни.

Процесс этот неодинаково протекает у мальчиков и девочек. Мальчики, у которых эротические чувства пробуждаются раньше и гендерная роль которых допускает и даже требует явных проявлений сексуальности, раньше начинают половую жизнь, как правило, в гомосексуальном варианте. У девочек сексуальная ориентация формируется позже; первое увлечение, объектом которого обычно бывает женщина на много лет старше, переживается как потребность в дружбе, а первому гомосексуальному контакту часто предшествуют гетеросексуальные связи (иногда именно для того, чтобы лучше понять свою сексуальную ориентацию).

В предподростковом (10-12 лет), подростковом и раннем юношеском возрасте гомоэротические чувства смущают не только будущих гомосексуалов, но и многих мальчиков и девочек, которые в дальнейшем будут вести исключительно гетеросексуальный образ жизни. Это проявляется, с одной стороны, в страстных влюбленностях в людей своего пола (сверстников, старших или младших), а с другой — в различных сексуальных играх.

Нужно помнить и о ситуативных факторах. Для младших подростков, особенно в десять — двенадцать лет, характерна сегрегация игровой активности мальчиков и девочек. Бóльшая физическая доступность сверстника своего, нежели противоположного пола, дополняется сходством интересов и менее строгими табу на телесные контакты. Поэтому гомосексуальные игры встречаются у них чаще, чем гетеросексуальные. Сексуальные игры со сверстниками, раздевание, ощупывание половых органов, взаимная или групповая мастурбация, если в них не вовлечены взрослые, не считаются в мальчишеских компаниях чем-то страшным или постыдным. У девочек выражения нежности, объятия, поцелуи вообще не табуируются, их потенциальные эротические обертоны большей частью не замечаются. Не удивительно, что пробуждающаяся чувственность на первых порах нередко удовлетворяется именно этим путем.

Латентный (скрытый) гомоэротизм не обязательно превращается в гомосексуальную идентичность. Даже подростки, которые сексуально экспериментируют с однополыми сверстниками, не торопятся идентифицировать себя в качестве геев или лесбиянок. Например, у 12-18-летних американских школьников количество подростков, не уверенных в своей сексуальной ориентации, уменьшается с 26 % среди 12-летних до 9 % среди 18-летних, а геями, лесбиянками или бисексуалами считают себя только 1,3 %.

Даже в самых благоприятных социальных условиях, жизнь гомосексуальных подростков значительно труднее, чем у их ровесников. Не смея жить своей собственной, единственно возможной для него, жизнью, голубой подросток вынужден ухаживать за теми, кого он не может любить, и любит тех, за кем не может ухаживать. Это делает его жизнь мучительным чередованием «неподлинных» и несовместимых друг с другом ролей и масок.

Участь юных геев и лесбиянок значительно хуже положения представителей любого расового, национального или культурного меньшинства. Если еврейский, армянский, чеченский, русский — подставьте любое «нехорошее» в данной местности меньшинство — ребенок подвергается преследованию из-за своего цвета кожи, акцента или национальности, он может пойти к своим, несущим ту же стигму, родителям, поговорить с ними и получить если не помощь, то хотя бы утешение. Маленький гей или лесбиянка не могут открыться родителям, которые часто так же предубеждены, как и соученики. Он чувствует себя гадким утенком, единственным на всем белом свете.

Одно из самых страшных последствий «голубого одиночества» — так называемые «немотивированные» подростковые самоубийства. Риск суицида среди юных геев и лесбиянок особенно велик, если они: 1) слишком рано открыто обнаруживают свою гомосексуальность, 2) подвергаются в связи с этим насилию и преследованиям, 3) пытаются решить свои проблемы с помощью алкоголя и наркотиков и 4) отвергнуты своими семьями. Эти молодые люди умирают не от гомосексуальности, а от страха перед ней и от жестокого отношения окружающих.

Гомосексуальность и общество

Однополая любовь существовала во все времена и во всех человеческих обществах, она широко представлена в мифологии, литературе и искусстве. Однако она нигде не была господствующей и отношение к ней, как и сами ее сценарии, были разными. Некоторые архаические культуры допускают временные сексуальные связи между мальчиками и старшими мужчинами, совместно проживающими в мужских домах. В других случаях гомосексуальный контакт был необходимым элементом определенных ритуальных действий, например, обряда мужской инициации, в котором мальчик-подросток выполнял зависимую, рецептивную роль. Многие первобытные народы верили, что вместе со своим семенем мужчина передает мальчику свои наиболее ценные свойства — смелость, мужество и т.д. Считалось также, что это способствует росту мальчиков и что таким путем им передается мужская сила. Символической основой ритуала была идея одухотворения через оплодотворение. В некоторых обществах сексуальные отношения между мальчиками-подростками считались нормальными и даже обязательными на протяжении всего переходного возраста.

Этот социализационный контекст важен и для понимания древнегреческой педерастии. Греки допускали и даже одобряли однополую любовь, но лишь при двух условиях: это должны быть отношения а) между свободными людьми и б) между взрослым мужчиной и мальчиком-подростком.

Древнейшие их формы были связаны с воинским обучением. Мальчик был для мужчины-воина не просто эротическим объектом, но учеником, за которого он нес полную ответственность перед обществом. На древнем Крите и в Коринфе 7 в. до н.э. существовал обычай похищения мальчика взрослым мужчиной, который вводил подростка в свой мужской союз; сексуальная инициация сочеталась с воинским обучением, после чего мальчик, снабженный оружием, возвращался домой. В древней Спарте каждый мальчик между двенадцатью и шестнадцатью годами должен был иметь взрослого покровителя, воинская слава которого распространялась и на мальчика. Если юноша проявлял трусость на поле боя, за это наказывали его покровителя. В Фивах существовал особый «священный отряд», составленный из любовников и считавшийся непобедимым, ибо, как писал историк Ксенофонт, «нет сильнее фаланги, чем та, которая состоит из любящих друг друга воинов». В Афинах классического периода, когда традиции древних мужских союзов и воинского братства были уже подорваны, на первый план выступают другие ценности, в частности эмоциональная близость. Историки объясняют это гипертрофией мужского начала в древнегреческой культуре и зависимым положением женщины. Идеал однополой любви у Сократа и Платона тесно связан с идеей воспитания и передачи мальчику жизненного опыта старшего мужчины. В поздней античности, когда эта мотивация ослабевает или выясняется ее иллюзорность, однополая любовь утрачивает свое привилегированное положение и рассматривается просто как одна из разновидностей эротизма.

Однако однополая любовь нигде не была и не могла быть господствующей формой сексуальности. Во-первых, она не способствует продолжению рода. Во-вторых, она маргинальна по отношению к институту брака и семейным ценностям. В-третьих, само мужское сообщество, как правило, смотрит на ее адептов, особенно выполняющих пассивную, рецептивную роль, пренебрежительно, отождествляя гомосексуальность с женственностью. Гомофобия, иррациональный страх перед гомосексуальностью и ненависть к ее носителям, оправдывает и укрепляет иерархический характер мужских сообществ, утверждая право «настоящих» мужчин господствовать не только над женщинами, но и над «слабыми», «ненастоящими» мужчинами.

Эти установки нашли отражение и в позиции мировых религий. Иудаизм, христианство и ислам одинаково осуждают гомосексуальные отношения. Однако отношение к однополой любви любого конкретного общества зависит не только от общих и относительно стабильных нормативных предписаний, но и от исторически изменчивого уровня социальной и сексуальной терпимости. Чем больше страхов и тревог вызывает у людей сексуальность как таковая, тем враждебнее их отношение к гомосексуальности. Это связано и с конкретными социальными условиями. Так, христианство всегда осуждало «содомский грех», но в раннем Средневековье на него обращали мало внимания, а во второй половине 7 и особенно в 8-9 вв., параллельно росту религиозной и прочей нетерпимости, связанной с ослаблением идеологической монополии церкви, он стал все чаще отождествляться с ересью и приписываться иноверцам и инородцам. Во второй половине 13 в. почти во всех европейских государствах «содомия» каралась смертью. Таким образом «порок» стал сначала «ересью», а затем уголовным преступлением.

В новое время законы и нравы постепенно смягчаются. Кодекс Наполеона (1810) признает сексуальный контакт между однополыми взрослыми преступлением только в случае применения насилия или если он происходит публично. Аналогичное законодательство было введено в Бельгии и Голландии. В англосаксонских и других странах содомия по-прежнему оставалась уголовным преступлением и «неназываемым пороком». Одновременно она становится «болезнью».

Уже в середине 19 в. сексология поднимает вопрос: справедливо ли привлекать к уголовной ответственности людей, оказавшихся невольной жертвой ошибки природы? Постепенно эти идеи и понятия стали достоянием массовой прессы и художественной литературы. Медицинская концепция гомосексуальности смягчала отношение к ней, но одновременно придала ей необычайную стабильность, сделав пожизненным свойством личности. Максимум, на что могли рассчитывать больные люди — снисходительное и подчас брезгливое сочувствие: да, конечно, это не их вина, но все-таки… Кроме того психологизация гомосексуальности сделала видимыми такие ее признаки, которых раньше не замечали.

В конце 19 — начале 20 в. в борьбу за реформу уголовного права включились многие видные представители интеллигенции. В Германии петицию об отмене соответствующей статьи имперского уголовного кодекса в разное время подписали А.Бебель, К.Каутский, А.Эйнштейн, М.Бубер, К.Ясперс, А.Деблин, Г.Гауптман, Г.Гессе, Г. и Т. Манны, Р.М.Рильке, С.Цвейг и многие другие выдающиеся деятели культуры. Гомосексуальные чувства и переживания широко отражены во многих классических произведениях литературы и искусства.

Германский фашизм жестоко преследовал гомосексуальность. Это был самый настоящий геноцид. Общее число осужденных немецких гомосексуалов с 1933 по 1944 год составило, по разным подсчетам, от 50 до 63 тыс. человек, из них 4 тыс. несовершеннолетних. В концентрационных лагерях, где гомосексуалы должны были носить на одежде в качестве опознавательного знака розовый треугольник (позже он стал их официальным символом), погибли от 5 до 15 тыс. мужчин. В тюрьмах и лагерях с ними обращались с особой жестокостью, использовали для вредных медицинских экспериментов, садисты-тюремщики часто насиловали их.

Во второй половине 20 в., на волне общей послевоенной демократизации, гомосексуалы вышли из подполья и создали многочисленные организации для защиты своих гражданских и человеческих прав. Однополая любовь перестала быть позорной и «неназываемой», гетто превратились в общины с развитой субкультурой, а «сексуальные меньшинства» стали заметной политической силой. Это проявляется во всех сферах общественной жизни.

Декриминализация однополой любви, т.е отмена уголовного наказания за гомосексуальные отношения между взрослыми людьми по взаимному согласию, в большинстве западных стран произошла в 1960-1970-х. За этим последовала ее депатологизация, т. е. отмены диагноза, признающего гомосексуальность психическим заболеванием. Представление о гомосексуальности как психической болезни, если не касаться его богословских истоков, покоится прежде всего на отождествлении сексуальности с репродукцией, из которого автоматически вытекает признание гетеросексуальности единственно нормальной ориентацией. Исследования А.Кинзи показали, что гомосексуальность распространена значительно шире, чем было принято думать, и к тому же является многомерной. Проведенное американским психологом Э.Хукер сравнение социальной адаптированности группы американских гомосексуалов с контрольной группой гетеросексуальных мужчин не выявило между ними существенной разницы и привело к выводу, что «гомосексуальность как клиническое явление не существует, а ее формы столь же разнообразны, как формы гетеросексуальности». Британский правительственный Комитет под председательством Д.Волфендена после многолетних обсуждений в 1957 рекомендовал не только отменить существовавшее в Англии с 1533 года уголовное наказание за добровольные и совершаемые в частной обстановке гомосексуальные акты между взрослыми мужчинами, но и, вопреки мнению почти всех опрошенных психиатров и психоаналитиков, пришел к заключению, что гомосексуальность не может по закону считаться болезнью, потому что она часто является единственным симптомом и совместима с полным психическим здоровьем в остальных отношениях.

Опираясь на эти научные данные, Американская психиатрическая ассоциация в 1973 исключила гомосексуальность из своего перечня психических болезней В 1993 в том же направлении пересмотрела свою классификацию болезней Всемирная организация здравоохранения. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) (МКБ-10) подчеркивает, что «сама по себе сексуальная ориентация не рассматривается как расстройство». В 1995 эту позицию официально приняла Япония, в 1999 — Россия, в 2001 — Китай. Сегодня ни в одной цивилизованной стране гомосексуальность не считается болезнью и не лечится.

История гомосексуальности напоминает судьбу левшества. В прошлом леворукость также считали болезненной и опасной, а левшей — морально развращенными, им приписывали связь с дьяволом, обследования в тюрьмах и психиатрических больницах в конце 19 в. «подтвердили», что левши чаще бывают лунатиками, невротиками, имеют преступные наклонности, среди них больше умственно отсталых, заик, эпилептиков и т.д. Врачи, учителя и родители делали все возможное, чтобы подавить в детях это болезненное начало и научить их пользоваться преимущественно правой рукой. Иногда это получалось, чаще — нет, но всегда причиняло много хлопот и мучений. Сегодня эти тревоги кажутся смешными. Хотя леворукость связана с особенностями развития полушарий головного мозга и, подобно гомосексуальность, встречается у мужчин вдвое чаще, чем у женщин, причем между этими феноменами есть определенная связь (у гомосексуалов вероятность «неправоручия» на 39 % выше, чем у гетеросексуалов), она не сопряжена ни с какими психическими и нравственными отклонениями. Переучивать левшей не надо, они и так могут быть кем угодно, даже чемпионами мира по боксу и теннису.

Между прочем, за разными теориями гомосексуальности стоит вопрос о власти. Пока гомосексуальность считалась «грехом», судьбу ее носителей вершили священники, когда она стала «преступлением», власть перешла в руки полицейских, а когда ее назвали «болезнью» — в руки врачей. В демократическом обществе сексуальные меньшинства интегрированы в общество. Хотя большинство американцев считают гомосексуальную ориентацию «неправильной», 85% из них убеждены, что геи и лесбиянки должны пользоваться абсолютно теми же правами, что и другие люди. Уровень образованности и дохода людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией нередко выше среднестатистического, а районы, в которых они предпочитают селиться, ничем не напоминают прежние гетто; недвижимость там часто стоит дороже, чем по соседству. Европейские геи и бисексуалы лучше образованы и имеют более высокую академическую успеваемость, тратят больше денег на путешествия, больше увлекаются музыкой и литературой, проводят больше времени в Интернете.

Ослабление социальной дискриминации делает представителей сексуальных меньшинств более благополучными, а это, в свою очередь, способствует уменьшению предубежденности и враждебности к ним. Европейское сообщество считает дискриминацию людей по признаку их сексуальной ориентации такой же юридически и морально неприемлемой, как расизм и антисемитизм. Это касается, в частности, легального возраста согласия, который согласно европейским нормам, должен быть одинаковым для гетеро- и для гомосексуальных отношений.

Быстрыми темпами идет процесс легализации и приравнивания однополых сожительств к юридически оформленным гражданским бракам. На первый взгляд, зачем регистрировать однополые, предположительно бездетные, сожительства? Но ведь никто не отрицает права на существование бездетных браков. Число совместно проживающих и ведущих общее хозяйство однополых пар быстро растет (раньше переписчики их игнорировали). Официальная регистрация отношений дает партнерам значительные преимущества в плане социального страхования, наследования имущества и т.д. Многие однополые пары имеют детей от прежних браков. Например, около 15 % совместно живущих женских и 3 % мужских канадских пар сообщили, что воспитывают детей.

Первой в 1989 однополые «зарегистрированные партнерства» узаконила Дания. Ее примеру последовали Норвегия, Швеция, Исландия и Гренландия, Нидерланды и Финляндия. Похожий закон приняла в 2001 Германия. Франция и Бельгия пришли к компромиссному варианту, внеся в гражданское право понятие пакта гражданской солидарности, который могут заключить между собой «двое взрослых разного пола или одного пола для регулирования их совместной жизни». Что же касается церкви (против легализации однополых браков активно выступает католическая церковь), то она тут ни при чем: речь идет не о церковном, а о гражданском союзе, а все социальные льготы оплачиваются за счет налогов, которые геи и лесбиянки платят наравне с остальными гражданами. Чтобы не оскорблять чувства верующих, можно даже не называть этот союз браком. Намечаются сдвиги и в признании права однополых пар на усыновление детей. В большинстве стран это запрещено законом. Однако в 2002 авторитетная Американская академия педиатрии, которую поддержала Американская психиатрическая ассоциация, опубликовала доклад, одобряющий усыновление и удочерение детей семьями, где оба партнера — представители сексуальных меньшинств. По заключению Академии, такие семьи способны обеспечить детям мирное, здоровое и эмоционально стабильное детство.

Нормализация однополой любви делает ее представителей более видимыми и слышимыми. В западных странах они активно участвуют в публичной жизни, имеют собственные правозащитные организации, проводят ежегодные красочные Гей-прайды (парады геевской гордости) и т.д. Растет и терпимость общественного сознания, особенно среди студенческой молодежи. В 1966 гомосексуальные отношения считали принципиально допустимыми 37% немецких студентов и 40% студенток, а в 1996 соответственно 91% и 94%.

Гомосексуальность в России

Аналогичные процессы происходят и в России. По единодушному мнению историков, отношение к гомосексуальности в Древней Руси было терпимее, чем в Западной Европе. Хотя такое поведение считалось греховным и сурово осуждалось православной церковью (ее особенно тревожило распространение гомосексуальности в монастырях), в быту на такие вещи смотрели сквозь пальцы; они не только не были «неназываемыми», но служили частым предметом весьма вольных шуток, что весьма удивляло иностранных дипломатов и путешественников 16-17 вв. Первые светские законы против «содомии» появляются только в петровских воинских уставах 1706 × 1716, составленных по шведским образцам, причем они касалось только солдат. В уголовном кодексе 1832, составленном по немецкому образцу, появилась статья 995, карающая за «мужеложство» (имелись в виду исключительно анальные контакты) лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь. Однако применялись эти законы редко, особенно к высокопоставленным людям. В конце 19 — начале 20 в. многие аристократы, включая нескольких членов императорской фамилии, и видные представители интеллигенции 19 — начала 20 в. (поэт А.Н.Апухтин, театральный и художественный деятель С.П.Дягилев и др.) открыто вели гомо- или бисексуальный образ жизни. Гомосексуальность была главной жизненной проблемой П.И.Чайковского. В начале 20 в. появляется русская гомоэротическая литература (М.А.Кузмин) и живопись. Большой след в русской поэзии оставил женский роман Марины Цветаевой и Софьи Парнок.

После Февральской революции 1917 по инициативе анархистов и кадетов царское антигомосексуальное законодательство было отменено. Но в 1933, по инициативе шефа ГПУ Г.Ягоды, поддержанной Сталиным, уголовная ответственность за мужеложство была не только восстановлена, но и усилена. По ст. 121 Уголовного кодекса РСФСР оно каралось лишением свободы на срок до 5 лет, а при отягощающих обстоятельствах до 8 лет Жертвами этого закона стали десятки тысяч людей. Статья 121 использовалась также для расправы с инакомыслящими и для запугивания интеллигенции. Отменили ее только в 1993 Действующий Уголовный кодекс РФ наказывает только насильственные действия сексуального характера.

Отношение современного российского общества к гомосексуальности неоднородно. Уровень гомофобии в России выше, чем в большинстве европейских стран, но сильно зависит от образования и возраста опрашиваемых. Отвечая на вопрос ВЦИОМ (февраль 2001), «Люди очень по-разному относятся к гомосексуалистам и лесбиянкам. Как Вы лично думаете, это — …». вариант «распущенность, вредная привычка» выбрали 36% опрошенных, «болезнь или результат психической травмы» — 31%, «сексуальная ориентация, имеющая равное с обычной право на существование» — 20%, «признак особой одаренности, таланта» — 1%, «затрудняюсь ответить» — 12%. Однако в группе 18 — 39-летних третий вариант выбрали 31%, а среди людей старше 55 лет — меньше 4%. Даже не одобряя гомосексуальность, большинство молодых и более образованных россиян не склонны дискриминировать ее носителей. При репрезентативном опросе в 1996 18-74 летних петербуржцев, с мнением «Гомосексуальные отношения между взрослыми людьми — это их личное дело, государственным властям и закону не следует в это вмешиваться» полностью и в значительной степени согласились почти 53% опрошенных мужчин и 56% женщин, а в младшей возрастной группе (от 18 до 34 лет) — свыше 65 × 70 %; совсем не согласны с этим суждением в данной возрастной группе 9,7 % мужчин и 5,9 % женщин.

Социальное положение сексуальных меньшинств противоречиво. Они стали видимы и слышимы, в шоу-бизнесе и некоторых сегментах молодежной субкультуры гомосексуальность стала модной, отдельные звезды поп-культуры ею даже бравируют, вызывая возмущение консервативной части общества, которая видит в этом «пропаганду гомосексуальность» и угрозу «духовному здоровью нации». В то же время в РФ нет ни одного закона, который бы защищал гражданские и человеческие права сексуальных меньшинств. В последние годы публичные нападки на однополую любовь, вплоть до предложений восстановить уголовное наказание за мужеложство и ввести его за лесбиянство (чего в России никогда не было), резко усилились. Гомофобия — один из любимых пропагандистских приемов консерваторов и фундаменталистов. Она тесно связана с религиозной нетерпимостью, ксенофобией (ненависть к иностранцам) и враждебностью к либеральным «западным» идеям. Умение разграничивать сексуальные, политические, эстетические и моральные проблемы и оценки — важный аспект гражданской и политической культуры.

Энциклопедия «Кругосвет», Игорь Кон

Литература:

  1. Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. Пер. с франц. М., 1996
  2. Левэй, С., Хэмер Д. X. О зависимости мужской гомосексуальности от биологических факторов. — Хрестоматия. Сексология. СПб, 2000
  3. Келли Г.Ф. Основы современной сексологии. Пер. с англ. СПб, 2000
  4. Алексеев Н.А. Правовое регулирование и положение сексуальных меньшинств. М., 2001
  5. Клеймо и сексуальная ориентация. Предрассудки в отношении общества к лесбиянкам, гомосексуалистам и бисексуалам. — Под ред. Г.М. Херека. Пер. с англ. Харьков, 2002
  6. Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. Изд. 2. М., 2003

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: