Александра Захарова. Чужой монастырь

Прочитала материал «Как может измениться Ватикан«. Безусловно, православная доктрина более ортодоксальна и консервативна, чем католическая, однако все равно можно утверждать, что с течением времени меняется и она.  И во многом это зависит от того, что разрешает или запрещает мирская власть. Как пример —  сейчас можно сколько угодно раз венчаться и «развенчаться», получив на это благословение священника, а ведь когда-то формально брак был нерушимым, ну или каждый случай церковного развода рассматривался в строгом индивидуальном порядке. Меняются светские законы – меняются законы церковные, хотя и не так быстро, как нам бы того хотелось.

Да, возможно, через сто лет в России разрешат однополые браки, а еще через сто геи и лесбиянки если и не смогут венчаться в церкви, то, по крайней мере, не будут проклинаться с амвона. Но вопрос в следующем: стоит ли до того, как изменятся законы, стремиться к тому, чтобы церковь приняла нас? Иными словами – можно ли и, главное, нужно ли быть православным, если церковь нас отторгает? Можно ли совместить гомосексуальность и истинную веру? Мой ответ – нет.

Я крестилась по собственному желанию, в шестнадцать лет. Много лет ходила в воскресную школу, ездила по монастырям. Молилась, читала литературу, слушала священника и прихожан. Разговаривала с духовником, и  — робко — о гомосексуальности в том числе. Грубых слов я от него не слышала, но всегда все сводилось только к одному: «Это грех. Постись, работай, молись, проси Бога о помощи,  присматривайся к молодым людям, выходи замуж, рожай детей, все и пройдет». Но в конце концов мне пришлось выбирать. Это во многом похоже на ситуацию после камин-аута. Если твои друзья оттолкнули тебя, зачем тебе такие друзья? Если родные отвернулись от тебя – мирись, терпи или живи своей жизнью. Если твоя церковь не принимает тебя, то…что?

Я слышала несколько раз примерно такие рассуждения (и одно время думала так сама): «Я крещен в православие, это моя вера, я хожу в храм, и ничто не сможет мне помешать». Да, казалось бы, не может. Но насколько ты честен  сам с собой? Насколько ты честен со священником? Ты знаешь каноны, ты знаешь, что гомосексуальность с точки зрения православия – грех.  И когда на исповеди ты каешься в том, что испытываешь влечение к людям своего пола, ты действительно – каешься? И, неся наложенную епитимью, ты действительно чувствуешь вину и просишь Бога простить тебя? Если да, то борись с собой, воздерживайся или вступай в гетеросексуальный брак. Это хотя бы честно.

Еще говорят: «Я таким родился, я не хотел быть гомосексуалом. Значит, таким меня сделал Бог». Может быть, и сделал. Но православие – это не только вера. Это еще и ритуал, исполнения которого требуют от каждого прихожанина. И этот ритуал не подразумевает участия в нем гомосексуалов. Или вот: «Иисус сказал: «Возлюби ближнего своего». Иисус любит всех». Да, возможно, любит. Но для того, чтобы приблизиться к нему, сначала нужно сломать себя. Гей равно грешник, без вариантов.

Среди гомосексуалов бытует и такое мнение: «Нужно найти религию, которая не отвергает нас». Вспоминают буддизм, некоторые протестантские течения.   Но можно ли сознательно выбрать веру? И даст ли такая с умыслом выбранная религия то душевное успокоение, которого традиционно ищет человек в Боге?

Наверное, каждый сам ищет ответы на эти вопросы. Я не уверена, что я на них ответила правильно. Но с некоторых пор, когда меня спрашивают о вере и о Боге, я молчу.

Александра Захарова,
Специально для Queerumir.ru

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: