Семинар с Дайан Фишер «Гомосексуальность и религия»

18 октября 2008 г. совместными усилиями женского центра инициатив ‘NRG’ и общественной организации ‘Инсайт’ было организовано беспрецедентное мероприятие в жизни ЛГБТ-сообщества Украины. По приглашению организаций, в Киев приехала преподобная Даян Фишер, священник Metropolitan Community Church, которая провела лекцию и семинар на общую тему ‘Гомосексуальность и религия’.

Даян — открытая лесбиянка, живет с партнершей и воспитывает ребенка, при этом занимается религиозной и правозащитной деятельностью. Она является одной из 13 женщин по всему миру, которые имеют церковный статус ‘преподобной’. Metropolitan Community Church была основана в США в 1968 году и является сильной церковной общиной геев и лесбиянок, представительства которой находятся по всему миру.

Первая часть мероприятия была организована для активистов ЛГБТ и других движений. На семинаре Даян вместе со своим помощником Флорином Бухучану (организация АСС ЕРТ, Румыния) поделились своими наработками и опытом общения с организациями, выступающими против однополых отношений, а также дали много дельных рекомендаций в отношении того, как противодействовать религиозным экстремистам, которые прикрывают свои гомофобные предрассудки цитатами из Библии.

Вторую часть мероприятия, состоящую из лекции и открытой дискуссии, посетили все, для кого поиск истины в вопросах гомосексуальности и религии является весьма важным. С помощью преподобной Даян, участники открыли для себя много интересных и неожиданных фактов из Библии, смогли по-другому взглянуть на замусоленные гомофобными экстремистами отрывки из Библии, которые, по их мнению, говорят, что ‘гомосексуализм — это грех’. Но действительно ли Библия говорит о гомосексуализме как о грехе? И говорит ли вообще? Как оказалось, во времена написания Библии, такого понятия, как гомосексуализм, а тем более негативного отношения к нему, не существовало вообще. Отношения между однополыми партнерами считались просто разновидностью отношений, ну а само слово ‘гомусексуализм’ возникло лишь в 19 столетии. В ходе дискуссии Даян привела в пример несколько отрывков из Библии, рассказывающих о нежной и светлой любви Наоми и Руфи и о взаимной любви Давида и Ионафана, которые есть ни чем иным, как подтверждением однополых отношений тех времен. В целом, было разобрано много спорных и неоднозначных отрывков из Библии, что безусловно открыло глаза на, казалось, известные истины.

Конечно, все сказанное пастором Даян, это только ее трактование и видение Писания. Но, думаю, никто не сможет поспорить со словами Иисуса, который видел главную истину жизни в любви к Богу и своему ближнему. И, заметьте, говоря о любви к ближнему, Иисус не говорит, ‘кроме гомосексуалов’. Природа Всевышнего не носит дискриминационного характера, и Бог не предлагает отказаться от радости быть с любимым человеком. Он завещает нам любовь

Выдержки из семинара

Позвольте представиться – меня зовут Флорин Бухучану, я активист по защите прав человека, работающий для Metropolitan Community Church, и я думаю, что мне повезло, что я сегодня здесь со своим боссом.

Первая половина дня будет посвящена тому, как активисты по защите прав человека должны работать с религиозными экстремистами (religious right – консерваторы, христианские фундаменталисты, борцы за «моральные ценности»; здесь и далее – «экстремисты» — прим. перев.).

Я знаю, что многие правозащитники не считают, что мы должны иметь дело с религиозными экстремистами. Они спрашивают, зачем вообще беспокоиться о христианстве, когда мы – защитники прав человека.

И, на самом деле, это не бессмысленный вопрос, если принимать во внимание тот факт, что удаление от христианства означает избавление от давления, связанного с гомофобией и гендерными нормами поведения.

И в то же время, наши голоса, голоса активистов ЛГБТ-сообщества, слышны и за пределами церквей, и в их пределах. И очень важно, чтобы эти голоса звучали в то время, когда поднимается волна агрессии, раздуваемая религиозными экстремистами – потому что все больше политиков и религиозных экстремистов работают рука об руку, объединяют силы для того, чтобы атаковать ЛГБТ-сообщество, и обычно мы не знаем, как ответить этому союзу.

Например, в ряде стран восточной Европы проводятся гей-парады, ведутся дебаты о законных однополых браках, и это вызывает волну агрессии против гей-сообщества.

И мы действительно должны знать, кто эти люди, которые так хорошо спонсируют насилие против гей-сообщества, прямыми и непрямыми путями.

Проблема с этими людьми в том, что они верят в свою монополию на Истину, и видят в нас противников Бога, и это – опасно. Эти люди обычно очень хорошо используют средства массовой информации, чтобы обесчеловечить (dehumanize – прим. перев.) нашу жизнь, обесчеловечить наш путь защиты прав человека. Их голоса достигают миллионов слушателей и зрителей по радио и телевидению. И мы должны найти способы весомо отвечать на это. Потому что мы должны всегда помнить, что их идеи, их слова, а иногда – прямые политические ходы ведут к все большей нетолерантности, к духовному насилию и прямым насильственным действиям. Они умело используют анти-ЛГБТ риторику для привлечения новых добровольцев, для обретения финансовых средств, о которых наши организации могут только мечтать. Так же они используют эти методы для получения голосов избирателей, чтобы оказывать давление на политиков.

И, как прямой результат их натиска, который, я должен сказать, весьма эффективен, за последние 3-4 года почти каждая страна восточной Европы имеет проблемы с законодательством. Я приведу несколько примеров. В некоторых странах они уже развернули свою деятельность, направленную на изменение конституции в целях запретить однополые браки и не допустить их узаконивания. Они уже достигли успеха в Латвии, и сейчас пытаются сделать то же самое в Румынии. В Румынии и Молдове они пытаются ввести запрет на аборты. В Молдове, к примеру, они успешно работают над прекращением дискуссии о анти-дискриминационном законодательстве сделать то же самое в Румынии , и сейчас пытаются сделать то же самое в Румынии.  Если мы посмотрим, что они делают в этих странах, мы увидим, что они используют примерно одни и те же лозунги, слегка измененные под каждую отдельную страну. Они намекают, или даже говорят прямо, что мы развращаем детей, если геи и лесбиянки работают в системе образования. Говорят, что мы хотим уничтожить Бога и Церковь в обществе, что мы хотим манипулировать обществом, СМИ и политиками, чтобы уничтожить семью и общественную мораль. Они стремятся показать себя защитниками нации и всей Европы.

Но на самом деле, они делают это, чтобы остаться на своих позициях в нашем сообществе. Это что-то вроде культурной войны – им нужно устраивать провокации, чтобы привлечь внимание средств массовой информации. Это рассматривается ими как крестовый поход, и не только против ЛГБТ-людей, но также против прав женщин, репродуктивных прав, против мусульман и атеистов, против сексуального образования, предлагающего нечто большее, чем воздержание, против исследований стволовых клеток и искусственного оплодотворения, и против анти-дискриминационного законодательства как такового.

Проблема состоит в том, что мы не относимся к ним серьезно и не исследуем их стратегию. Они же, напротив, очень хорошо нас изучили и научились использовать наш язык. И более того, они стремятся исказить наши правозащитные аргументы, чтобы использовать их себе во благо.

Почему же мы вообще должны изучать их методы? Потому что у них очень четкая стратегия с весьма определенными целями, которые нам не известны, и они уже определили свою тактику в Восточной Европе на ближайшее время. Из краткосрочных целей, к примеру, они собираются лишить всех прав однополые браки до 2012-го года, использовать ESID (European Society for Immunodeficiencies), чтобы свести к минимуму половое образование, прекратить поддержку правительством программ по безопасному сексу в школах, убрать ЛГБТ-преподавателей из общественных школ, чтобы противостоять нашим усилиям в сфере анти-дискриминационного законодательства, включая права для ЛГБТ-людей и законодательства против преступлений на почве ненависти.

И я считаю, нам следует задуматься: если это – их краткосрочные цели, то каковы же долгосрочные? Что я вообще хочу сказать – мы просто не можем игнорировать этих людей, потому что они планируют стать все лучше и лучше организованными. И, по правде сказать, естественная тенденция среди правозащитников – избегать дебатов с этими людьми. Мы боимся, что мы попадем в некий теологический спор, в котором мы не сможем взять верх. И очевидно, что если мы не можем вести открытый диалог с этими силами, то мы не можем победить. Потому что нашей целевой аудитории не поможет наша скрытая деятельность, это люди, которые смотрят на эти дебаты, и мы должны сосредоточиться на этих людях. Как это сделать – это непростая задача, но мы должны начать думать о конкретных способах противодействия этому давлению. Становится очевидным, что мы не знаем, как справиться с религиозными экстремистами в Европе, и поэтому я пригласил Даян – потому что MCC обладает сорокалетним опытом работы в таких противодействиях. Они используют разные методы, от классических приемов религии, до политических мер, от публичной дипломатии до медиа-стратегии.

Даян расскажет о некоторых методах, которые используются в Соединенных Штатах. Некоторые из них, возможно, не подойдут для применения в Восточной Европе, но я уверен, что они могут быть адаптированы для нас. И хорошая новость состоит в том, что мы уже начали работу с некоторыми защитниками прав человека в Восточной Европе, чтобы научить их быстро справляться с религиозными экстремистами. И это исключительно важно для почти всех наших стран, в которых Церковь, какая бы она не была, имеет огромное влияние на политиков. И очень важно научиться иметь дело с политиками, которые нередко используют те же самые аргументы по поводу гомосексуальности, что и религиозные экстремисты, даже не будучи при этом религиозными людьми.

Итак, передаю слово Даян.

Перевод Кальдазар и Анна Довгопол

Даян Фишер:

Итак, меня зовут Даян Фишер, я епископ Metropolitan Community Church, и я работаю в Канаде, США, Центральной и Восточной Европах, России, Туркменистане, во всех остальных «–станах», и в Турции. В свободное время я – мать, которой я стала альтернативным способом, не «искусственным». Когда христианские фундаменталисты (Christian right) используют слово «искусственный», это звучит так, как будто в результате получается не настоящий ребенок. Но когда мы используем слово «альтернативный», это дает нам больше власти. И это гораздо более точный термин. Потому что это та же сперма, та же яйцеклетка – вы получаете ребенка, а не инопланетянина.

Таким образом, я альтернативным способом произвела на свет ребенка, чьим отцом являются два мужчины-гея, которые не уверены, кто из них является биологическим отцом. Но мы знаем точно, что я была матерью. И сейчас моей дочери 24 года. Так что я это сделала уже давно. Также я состою в законном браке с женщиной, которая является еврейкой. Я бы сказала, что если вы захотите создать образ человека, которого церковь ненавидит – то он перед вами. Если посмотреть дальше на мое прошлое, я пришла в церковь из места, где я была очень зла на церковь. Я не имела права быть священником, они всегда говорили про MANkind (англ.:  человечество). И если женщина была жертвой насилия в семье, они говорили – останься с мужем и лучше удовлетворяй его.

И на самом деле я начала свою карьеру как активист борьбы против церкви. А потом – ПУФ! – я стала священником. Потому что была альтернатива. Женщины могли быть священниками. Лесбиянки могли быть священниками. Бог создал всех нас, а не только некоторых. И наша конфессия была создана на основе этих убеждений. И мы определили, что Всемирная Церковь не говорит одним голосом. Православная церковь не говорит одним голосом. В рамках одной церкви есть люди, которые намного более либеральны, и намного более консервативны.

Иерархия церквей является консервативной. И они хотят сохранить то, что в данный момент имеют. Каждая перемена в этом может пошатнуть властные структуры, которые они построили. И поэтому они рассматривают любую перемену как серьезную угрозу. Сейчас они исходят из своего понимания и трактовки Писание. Но при этом они не преподносят Писание таким образом, как оно могло быть преподнесено. У них есть дополнительная проблема – они не хотят терять деньги в пользу любой другой церкви. И в Европе, к примеру, они часто называют протестантские конфессии сектами, и пытаются от них избавиться. В то же время, протестантская церковь как раз была той церковью, что сделала Писание доступным всем людям. До того момента Библией владели только священники. И протестантская церковь — как Англиканская, как Лютеранская, и как MCC, сформировались на основе протеста, откуда и само слово «протестантский». Мы протестовали против собственности на Библию и на то, как ее интерпретировать, и мы по-прежнему делаем это.

И вот в чем все дело – это богатая христианская традиция. Иисус протестовал против того, как интерпретировалось Святое Писание. Мы делаем то же самое. Поэтому, делая это, мы живем очень по-христиански.

Я научилась своим лучшим методам и тактике этой борьбы у Иисуса Христа. Что очень раздражает некоторых людей.

Это способ общения с другими священниками, который они не могут отбросить. Это способ иметь с ними дело на том же языке, который они использовали, чтобы бороться с нами.

Мы знаем, что христианские фундаменталисты становятся более организованными. К примеру, они собирают конференции сразу перед гей-парадами, и на следующей неделе появляются с ужасными заявлениями и действиями против ЛГБТ-сообщества. Наши действия всегда планируются заранее, и они всегда знают дату наших мероприятий, и знают, когда развернуть свою анти-ЛГБТ деятельность. И, к сожалению, большая часть этих крупных сумм, которые приходят для поддержки этой деятельности, идет из Соединенных Штатов.

В США они поняли, что в некоторых местах проигрывают, и поэтому не хотят, чтобы это произошло в других местах, потому что они потеряют основу своей власти. Так же это способ христианских фундаменталистов налаживать отношения с государственной церковью. Таким образом, создавая политический союз, они могут основывать свои представительства и в этих странах. И они используют друг друга. Одни – чтобы получить деньги и опыт от американской церкви, а другие – чтобы получить голос и право проводить богослужения как национальная церковь.

Так что они это делают не по доброте сердечной или из-за ужасности гомосексуальности, но чтобы распространять свое собственное понимание Писания и чтобы иметь возможность обосноваться в странах, где протестантским церквям это сделать очень сложно. Они действуют с умом.

Многие члены ЛГБТ сообщества удалились от церкви, и мы не знаем, как отвечать на религиозные аргументы. А если ты не отвечаешь, и не отвечаешь сразу и незамедлительно, это выглядит так, будто ты согласен. И это дает им голос, «право» говорить о наших жизнях. Нужно достаточно обеспокоиться этим вопросом, чтобы ответить на это.

Такая риторика не нова. Ее использовали, чтобы заставить женщин молчать и пребывать в повиновении, как не настолько хороших, как мужчины, с древних времен не давая им права голоса. И до сих пор женщинам за ту же работу платят меньше, чем мужчинам. И дети считаются единственной ответственностью женщины, о которой она должна думать.

И для такой роли женщины они нашли обоснование в Писании. И они не смотрят, когда это было написано. Они не рассматривают никакого контекста. Так что мы возвращаемся на две тысячи лет назад. Они используют исторические записи, когда это им удобно.

Они используют только некоторые законы, но не все. Если бы они использовали все законы, женщинам приходилось бы покидать город во время месячных. И нам не позволяли бы готовить. Это было первое правило, от которого они избавились – потому что они хотели, чтобы мы готовили.

Писание так же использовалось, чтобы поддерживать рабство. Потому что они посмотрели в Писание, и увидели там, что люди владели рабами. И они использовали это, чтобы притеснять всех, чей цвет кожи был не такой, как у написавших Писание. И это все еще так в большой части мира. Гитлер использовал Писание, чтобы узаконить геноцид еврейского народа.

Так что использование Библии для того, чтобы притеснять людей, не является необычным.

Нам нужно восстать против этого.

Пример того, на что нас должно насторожить, это когда страна прописывает угнетение какой-то группы людей в своей конституции. Конституция создана для того, чтобы защитить народ, чтобы гарантировать права простых людей. Не для того, чтобы прописать, кому кого притеснять.

Конституции со встроенным угнетением – это проблема. Потому что позже они будут добавлять и добавлять туда людей, которые им не нравятся. Так что не позволяйте им менять свою конституцию. И достаточно сказать – «не вписывайте в конституцию угнетение».

В США, там, где мы держались за «не внедряйте угнетение» — этого не произошло. Там, где люди не поднялись с этим лозунгом – там это случилось. И мы видим, что в этом вопросе, связанном с ЛГБТ-сообществом, церковь замешана очень сильно.

Так что нам нужно отвечать, отвечать громко.

Среди самых эффективных приемов – использование СМИ. И это не обязательно означает, что вы должны физически присутствовать, улыбаясь, перед камерой – это значит, что, по крайней мере, вы должны написать ответ и отправить его туда. Когда мы смотрим на письма, отправленные церковью в разные страны о проблеме ЛГБТ, мы видим, что они меняют имена и названия стран, а остальное остается неизменным – это те же слова, те же аргументы, все то же самое.

И мы можем поступить точно так же. Мы можем разработать ответ, который можно использовать в самых разных ситуациях. Так что вы имеете его всегда при себе, и какая бы проблема не возникла, вы готовы пустить его в дело. Вот они протестуют против абортов – пусть вы наклеиваете туда «аборты» и отправляете им, но ответ должен быть. Если вы не ответите, вы потеряете и продолжите терять возможность это делать. Мы поступили таким образом в Латвии. Католическая церковь объявилась с ужасным письмом, призывавшим политиков отменить гей-парад. Там было сказано о том, что мы развращаем детей и идем против морали. Они действительно очень хотели отменить парад.

И мы написали письмо в ответ. Я написала его, там шла речь о поднятых ими проблемах, и использовался тот подход, о котором я говорила здесь. Это письмо было переведено и напечатано на главной странице их газеты, как голос против церкви. Но это также был религиозный голос. И на уровне политики возникла ситуация, что политики, которые видели письмо от католической церкви, также увидели противоположное мнение. И они решили, что раз по этому вопросу нет общего мнения, то они останутся при своем первоначальным решением.

Флорин:

Я бы хотел кое-что добавить, так как это интересно. На том развороте газеты на одной странице было напечатано письмо от MCC, а на другой – заявлени католического кардинала. В обеих статьях были фотографии авторов. С одной стороны был кардинал в больших очках с толстыми линзами. Он выглядел глупым и старым. А с другой стороны была фотография Даян, улыбающаяся, хорошо одетая, и – женщина. А ведь люди иногда даже не читают, им достаточно увидеть картинку, чтобы придти к выводам…

Даян:

Есть определенные преимущества в том, чтобы быть женщиной. Поскольку я мать, женщины могут чувствовать со мной некоторое родство, они понимают, что я хочу сказать. Независимо от ориентации, они чувствуют нечто общее, так как знают, что я – мать и что я знаю, что значить бороться. И часто женщины слушают меня, потому что я говорю на их языке.

Также тот факт, что я – епископ, является весьма необычным. Во всем мире нас 13. Что делает нас экзотикой, достойной внимания СМИ. И мы используем это себе на пользу. Женщинам важно видеть, что у женщин может быть голос в религии. Мы – больше, чем половина населения Земли. У нас должны быть вера и голос, и мы должны делать это регулярно и четко.

У церкви есть несколько сфер, к которым она больше всего любит обращаться. Они всегда говорят о том, что мы называем «дубинные отрывки» (clubber passages” – прим.перев.). Это семь отрывков из Писания, которые они используют как аргумент против гомосексуальности. Они бьют нас ими снова и снова. И они говорят, что в этих отрывках все сказано – что нам не рады.

Для нас важно перехватить инициативу в разговоре. В Писании сказано, что мы созданы по образу и подобию Божьему. Там не сказано, что все КРОМЕ гомосексуалистов созданы по образу и подобию. Так что мы ВСЕ так созданы. Бог любит нас всех. И Иисус Христос ни разу ни слова не сказал о гомосексуальности. Что Иисус сказал, так это два величайших закона:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». (Мф. 22.35-46)

Никто не исключен в этом отрывке. Там не сказано «возлюби ближнего твоего, как самого себя, за исключением гомосексуалов». Там сказано «возлюби ближнего твоего, как самого себя». Люби Бога, люби ближнего своего. Это нерушимые законы. Это – основа нашей веры. Люди не смогут вам сказать «нет, это не то, что он имел в виду». Они обратятся к другим отрывкам.

Существует много теологических споров о переводе. Так что мы возвращаемся к самому простому и понятному: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (3:16)

«Всякий, верующий»… Не сказано, «кроме гомосексуалов»!

Вера делает тебя достойным любви Бога. Это вообще не связано с твоей ориентацией или полом. Там не сказано «кроме женщин», «кроме гомосексуалов», «кроме черных», «кроме…» — никаких «кроме»! Так что все вы – часть «всякого верующего».

Другая вещь, с которой нужно определиться, это то, что мы «разрушаем семью».

Хороший повод снова посетить Иисуса и его семью. Когда он проповедовал, за ним пришли мать и братья, которые не могли к нему пробраться из-за толпы. И когда он узнал, что они ждут его, он сказал, что его мать, братья, его семья – это те, кто применяет Слово Божье на практике. «Если кто приходит ко мне, и не, возненавидит отца своего, и матери, и жены и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть моим учеником» (Лука, глава 14, стих 26).

Он определил семью как тех, кто живет по своей вере. Он путешествовал с двенадцатью мужчинами. Что ж это за семья? Если кто-то из апостолов был женат, Иисус заставил их бросить своих жен, чтобы идти с ним.

Если мы будем использовать модель семьи Иисуса – то это семья по выбору. Он выбрал свою семью. Мы поступаем так же.

Вопрос:

Говорил ли Иисус что-нибудь еще о семье?

Даян:

Иисус говорил, что оставил свою семью ради Бога, что его семья теперь строится вокруг Бога. Он никогда не говорил, что семья – это мужчина и женщина. Однако он упоминал о разводе и измене – когда человек состоит в браке с одним человеком, а спит с другим. И в еврейской традиции об этих вещах были четкие законы. О разводе Иисус говорил в том контексте, что о женщине должны заботиться – потому что без мужчины в те времена женщина оказывалась без дома, без еды и без средств к существованию. Он всегда беспокоился о благополучии женщины.

Флорин:

Нет ничего, что оппозиция могла бы использовать, когда речь идет о семейных ценностях. Потому что нет модели. И если взять полигамию как модель, что мы можем увидеть в Старом Завете, то разве применима она к нашим дням? Так что они должны сказать, где модель, и где в Библии это написано.

Даян:

В Библии говорится о парах в браке. Но при этом мужчина может иметь много жен, к примеру, у царя Давида было очень много жен, но также и мужчины – он был с Ионафаном. И Бог вмешался только тогда, когда Давид взял чужую жену. Так что понятие семьи, о котором мы говорим сегодня – это современная конструкция. Она не выглядит так в Писании.

Мы можем поднять эти вопросы, но обычно достаточно упомянуть о том, что Иисус говорит о своей матери и братьях. И самым важным остаются те два закона, о которых он говорил.

Религиозные фундаменталисты используют те же аргументы, чтобы не допускать межрасовых браков. И я думаю, что мы должны указать на тот факт, что ненависть, жестокость и злоупотребление властью – это те вещи, которые разрушают семьи.

Они пытаются заставить нас думать, что когда мы любим друг друга, мы разрушаем семьи.

Любовь не разрушает семьи.

Ненависть. Жестокость. Злоупотребление властью. Изнасилование. Инцест – вот что разрушает семьи.

Любовь никогда не является причиной разрушения семьи.

Давайте тратить наши силы, — так и скажите церквям, — противостоя ненависти.

Потому что закон Иисуса был – любить.

И они не могут поспорить с этим.

Так что часть тактики, которую мы используем – это вернуть аргумент, преподнеся его в ином свете.

Иисус никогда не сказал ни слова против гомосексуальности, ни за него.

В то время не существовало даже такого понятия. Не было даже такого слова.

Такого понятия как «гомосексуальность» не существовало вплоть до четырнадцатого-пятнадцатого веков. Сам термин «гомосексуальность» появился в 19-том веке.

Самый распространенный участок Писания, который используется против нас, это история Содома и Гоморры. Я не знаю, как много из вас читали эту историю, но вы обнаружили бы, что это не о двух мужчинах, которые навестили Лота, это были два ангела. Они не были людьми и не были мужчинами (в английском проще — “men”, прим.перев.), они были представителями Бога. И грехом было нанести зло ангелам. Однако мы не так часто встречаемся с ангелами в наши дни. И эти два ангела пришли и остановились у Лота, вместо того, чтобы оставаться на центральной площади. Было обычным делом, что если посетители города оставались ночью на площади, они становились честной добычей для групп мужчин.

Но эти мужчины пошли к дому Лота, поскольку они знали, что посетители остановились там. И они хотели заняться с посетителями сексом («познать» в русской версии Библии, — прим.перев.).

Некоторые из вас, возможно, не слышали о Лоте, но та часть, о которой совсем не говорит церковь, состоит в том, что он предложил насильникам взамен своих девственных дочерей. И его считали самым верным традициям человеком в Содоме. И Содом и Гоморра были уничтожены. Грехом Содома была ненависть. Грехом Содома было негостеприимство к чужакам. И это было насилие. И это не то, о чем идет речь, когда мы говорим о гомосексуальности. В Писании есть разные слова для обозначения секса с любовью, и секса как изнасилования. И в этой истории используется второе слово. И, чтобы вы знали, что делать, когда вам приводят в пример историю Содома и Гоморры, следует спросить – но Лот предложил своих дочерей, о чем это говорит? И что грех был в негостеприимстве.

Это один из приемов, который мы используем с прессой. Мы используем многие другие, и основные из них изложены в списке «аргументов для общения с прессой». Так же есть список аргументов, касающихся Библии.

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: