Елена Преображенская. О проблеме гомосексуализма

Гомосексуализм – понятие, введённое в конце XIX в. венгерским врачом Карой Марией Бенкерт, означающее половое влечение индивида к лицам одного с ним пола и сексуальные связи между ними.

Однозначного объяснения гомосексуализма, как и других сексуальных ориентаций, нет. Одни учёные связывают гомосексуализм с врождённой бисексуальностью человека, другие – с нарушением гормонального баланса в зародышевой фазе развития, третьи – с особенностями индивидуального развития в раннем детстве или подростковом возрасте.

Согласно неврогенной теории, гомосексуальность связана с особенностями строения головного мозга. Нейроэндокринная теория считает, что причиной врождённой гомосексуальности может оказаться недостаток мужских половых гормонов у матери во время беременности. Генетики предполагают, что предрасположенность к гомосексуализму передается по наследству, и ген, отвечающий за это, достаётся ребенку от матери вместе с X-хромосомой.

На сегодняшний день существует больше десятка теорий, однако, пока ни одна из них окончательно не подтверждена. Подавляющее большинство современных теоретиков склоняются к мнению о том, что сексуальная ориентация формируется в результате взаимодействия целого комплекса факторов: биологических процессов и предрасположенности, жизненного опыта, особенностей строения нервной системы и развития головного мозга, а также наследственности.

По ряду данных, исключительно гомосексуальную половую жизнь ведут 2-5% мужчин и 2-3% женщин. В подростковом возрасте эпизодические контакты такого рода (чаще в игровой форме) имеют около 25-30% мальчиков.

История гомосексуализма уходит корнями в глубокую древность. Однополая любовь была известна ещё неандертальцам. Об этом свидетельствуют недвусмысленные наскальные рисунки, найденные археологами. Ничего удивительного в этом нет: согласно теории Дарвина, люди произошли от обезьян, а у обезьян, как, впрочем, и у многих других видов животных (сейчас известно 450 таких видов), наблюдается гомосексуальное поведение. К примеру, зачастую вожак обезьяньей стаи, чтобы упрочить свой социальный статус, совокупляется с низкоранговыми половозрелыми самцами.

Гомосексуальные отношения были обычным явлением во многих индейских племенах Северной Америки, а также у аборигенов Новой Гвинеи. При этом связь двух мужчин носила не только эротический, но и мистический и ритуальный характер.

Особой популярностью пользовалась мужская любовь в Древней Греции. Причём считалось, что она возвышеннее и изысканнее, чем любовь к женщинам. Высокопоставленные эллины не только не скрывали своих «голубых» пристрастий, но и наоборот старались их всячески демонстрировать. Поэты воспевали прекрасные союзы умудрённых жизненным опытом мужей с красивыми юношами, философы писали трактаты о пользе гомосексуализма. Так, Платон в избранных диалогах отмечал, что любовь между мужчинами служит высшим целям и подвигает молодежь на служение обществу.

Врачебную точку зрения на гомосексуализм в то время высказывал отец медицины Гиппократ. Он утверждал, что такие связи весьма полезны, поскольку «мужественность и другие положительные качества взрослого мужчины через его семя передаются подросткам». Самим же взрослым мужчинам, по мнению Гиппократа, подобные отношения несли молодость и здоровье.

Гомосексуализм процветал не только у греков. Сохранилось множество свидетельств о «голубизне» аристократов Древнего Рима, древнеегипетских богов, а также нетрадиционной ориентации японских самураев и воинов-скифов.

С упадком великих древних цивилизаций отношение к гомосексуализму изменилось. Под влиянием христианской церкви гомосексуальные связи стали считаться греховными. Спустя несколько столетий после Рождества Христова начались повсеместные гонения на приверженцев нетрадиционной любви. По воле христианских теологов интимная жизнь людей перестала быть их личной, над нею был установлен жёсткий контроль, причём касалось это не только гомосексуализма. Любые сексуальные действия и половые контакты, не направленные на рождение потомства, назвались противоестественными и заклеймились словом «содомия». Для борьбы с грехом были введены специальные церковные законы, регулирующие сексуальность. Под одну и ту же статью осуждения попадали не только гомосексуалы, но и простые гетеросексуалы, склонные к экспериментам.

Средние века оказались особенно тяжёлыми для представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Инквизиция назвала мужеложство порождением дьявола, ничуть не меньшим, чем колдовство или ересь. Правители практически всех европейских стран объявили «содомию» преступлением.

Так, по английскому закону XIII века, людей, замеченных в половой связи с лицами своего пола, сжигали на костре. Особенно суровые преследования происходили в Испании, отличившейся особой массой инквизиционных процессов и казней. Гомосексуалисты сжигались на кострах вместе с еретиками.

На Руси к сексу между мужчинами относились гораздо спокойнее, чем на Западе: в XII веке единственным наказанием для гомосексуалов было церковное покаяние (от одного года до семи лет, как и за прочие сексуальные излишества). К согрешившим подросткам и холостым относились снисходительнее, чем к женатым. А если между мужчинами не было анального секса, речь уже шла не о мужеложстве, а о рукоблудии, которое наказывалось ещё мягче.

Первое же в истории России упоминание о серьёзном наказании за гомосексуализм появилось только в XVIII веке в воинских артикулах Петра I, который, по некоторым свидетельствам, сам не брезговал мужскими ласками. В документе говорится о телесных наказаниях за мужеложство. Сначала указания касались только военных, но позже распространились и на штатских.

Примерно до середины XIX века под влиянием религии общественное мнение считало сексуальные связи с лицами своего пола страшным пороком и извращением. И только тогда, когда природой человеческой сексуальности заинтересовались учёные, отношение к гомосексуалистам стало постепенно меняться.

В XIX веке в Ганновере жил человек нетрадиционной сексуальной ориентации по имени Карл Генрих Ульрихс (1825-1895). Ульрихс решил доказать всему миру, что любовь между мужчинами не порок, а особенность психики.

Собрав воедино свой жизненный опыт и сексуальные фантазии, полистав Платона и учебник по анатомии и физиологии человека, Карл Ульрихс с 1864 по 1869 год на собственные средства опубликовал серию монографий под общим заголовком «Исследование загадки любви между мужчинами» под псевдонимом Нум Нумантиус. Именно Карл Ульрихс впервые описал гомосексуальную личность, ввёл термин «сексуальная ориентация» и предположил, что она является врожденной и неизменной, а значит, естественной. Влечение мужчин друг к другу он называл уранизмом, по имени Урании, покровительницы «голубых» у древних греков.

Пытаясь реабилитировать гомосексуалистов, неутомимый Ульрихс обратился за поддержкой к известным учёным. Из всех, к кому он обратился, больше всего заинтересовался проблемой Крафт-Эбинг. Правда, идея «голубого» самоучки Ульрихса о «естественности» гомосексуализма показалась маститому психиатру-гетеросексуалу бредовой. В 1886 году Крафт-Эбинг выпускает книгу о «сексуальных девиациях», в которой называет однополую любовь дегенеративным и патологическим состоянием психики. «Гомосексуализм — это психическая болезнь», – утверждает он. Новую теорию охотно поддержали многие другие психиатры.

Так к началу XX века гомосексуализм из порока, за который следует наказывать, превратился в болезнь, которую необходимо лечить. Это способствовало более мягкому и терпимому отношению к гомосексуалистам: одно дело, когда человек делает осознанный выбор в пользу «греха» и «порока», но совсем другое дело, когда выясняется, что этот «выбор» стал следствием каких-либо нарушений в работе организма и психики.

Но не все психиатры придерживались отношения к гомосексуализму как к болезни. В то время как Рихард фон Крафт-Эббинг в своей книге «Сексуальная психопатия» называл ее дегенеративным заболеванием, Зигмунд Фрейд и Хэвелок Эллис занимали иную позицию. Эллис настаивал на том, что к гомосексуальности следует относиться как к нормальному варианту поведения человека вроде леворукости. Фрейд считал, что однополая любовь покоится на тех же самых психофизиологических основаниях, что и разнополая: человек по природе бисексуален, в его воображении присутствуют как гетеро-, так и гомоэротические компоненты, а их «баланс» определяется только в процессе индивидуального развития. «Гомосексуализм, несомненно, не преимущество, но в нём нет и ничего постыдного, это не порок и не унижение; нельзя считать его и болезнью… Преследование гомосексуализма как преступления – большая несправедливость и к тому же жестокость», – писал Фрейд. Эти утверждения Эллиса и Фрейда рассматриваются и подтверждаются современными исследователями.

Тем не менее, большинство врачей XIX и первой половины XX века стали искать способы исцеления от гомосексуализма. С конца XIX до начала XX века, примерно до 1912 года, гомосексуалистов пытались вылечить кастрацией. Врачи наивно надеялись, что, удаляя половые железы, навсегда избавляют больного от влечения к мужчинам. Некоторые гомосексуалисты шли на операцию добровольно, других вынуждали. Однако результаты такого лечения были неутешительными: сексуальная ориентация гомосексуалистов-евнухов не менялась.

Другой метод лечения гомосексуализма был не менее оригинален. Вспомнив физиолога Павлова с его учёными собаками, врачи решили вырабатывать у «голубых» правильные условные рефлексы. Самый безобидный способ заключался в следующем. Гомосексуалиста сажали в тёмную комнату и заставляли мастурбировать. Когда же тот доходил до оргазма, резко включали свет и ошарашенный больной видел на стене огромную фотографию обнажённой женщины. Предполагалось, что после нескольких таких сеансов у гомосексуалиста появится рефлекс возбуждаться от вида женского тела. Надежды врачей не оправдались.

Менее щадящий способ выглядел так. Гомосексуалисту показывали порнокартинки с обнажёнными мужчинами, и, как только он возбуждался, били током (электросудорожная терапия) или кололи вещество, вызывающее тошноту и рвоту. Медики добивались, чтобы вид мужского тела вызывал у пациентов отвращение. Курс лечения составлял 10-20 сеансов. Отвращение возникало, но оказывалось временным.

Некоторые врачи взяли за основу лечения концепцию Зигмунда Фрейда, согласно которой особенности сексуальности людей связаны с детскими психическими травмами. Гомосексуалисты годами ходили на сеансы психоанализа, но гетеросексуальнее от этого не становились. Не помогали даже гипноз и аутотренинг.

В 50-е годы XX века появился ещё один вид хирургического лечения гомосексуализма. На этот раз медики решили резать не половые органы, а мозг. Операция называлась лоботомия. Хирурги, руководствуясь собственными предпочтениями, рассекали перемычку между полушариями мозга, резали гипоталамус, уничтожали структуры, отвечающие за сексуальное поведение. Итогов у таких операций было несколько: полная потеря полового влечения, нарушение координации движений, паралич, проблемы со зрением. С 1969 года по требованию медицинской общественности и правительственных инстанций подобные операции были прекращены.

После того, как были открыты половые гормоны, врачи стали использовать в лечении гомосексуализма гормонотерапию. Но и здесь их ждала неудача. У гомосексуалистов, которые в больших количествах принимали женские гормоны, пропадало всякое сексуальное влечение, при этом они внезапно начинали толстеть, а у многих вырастала грудь. У тех, кто принимал мужские гормоны, половая активность, напротив, повышалась, но любить себе подобных они не переставали.

Так на протяжении почти что столетия были предприняты безуспешные попытки вылечить гомосексуальность. Но с середины XX века в науке начали накапливаться данные, свидетельствующие против того, что гомосексуальность – это болезнь.

Наиболее громкие исследования, которые буквально произвели взрыв общественности, совершил родоначальник сексологии американский энтомолог Альфред Кинзи (1894-1956). Он с группой сотрудников обобщил данные о сексуальности опрошенных 20 тысяч американцев по двум шестибальным шкалам. Первая шкала фиксировала сексуальное поведение (гомо/гетеросексуальность): на одном ее полюсе стояли исключительно гетеросексуальные индивиды, не имевшие в течение жизни ни одного гомосексуального контакта (0), на другом — исключительно гомосексуальные, не имевшие никакого гетеросексуального опыта (6), а посредине — те, кто имел, в разных пропорциях, как гетеро-, так и гомосексуальные контакты. Вторая шкала точно таким же образом измеряла эротические чувства (гомо/гетероэротизм) испытуемых.

Статистика Кинзи ошеломила Америку. Оказалось, что 48% опрошенных мужчин имели в своем жизненном опыте хотя бы один гомосексуальный контакт, причем 37% из них испытали при этом оргазм. 25% мужчин имели между 16 и 55 годами несколько гомосексуальных контактов, 18% имели в течение по крайней мере трех лет одинаковое число гомо- и гетеросексуальных контактов, 10% вели исключительно гомосексуальную жизнь не менее трех лет, а 4% — всю жизнь. Из опрошенных женщин 25% признали, что хотя бы однажды испытывали эротические чувства к другим женщинам, 19% имели до 40 лет хотя бы один гомосексуальный контакт, в том числе 13% — с оргазмом; исключительно гомосексуальную жизнь вели 1% женщин.

Учёным и общественности было, о чём задуматься. Во-первых, гомосексуальные отношения и гомоэротические чувства оказались значительно более массовыми, чем было принято думать. Во-вторых, выяснилось, что сексуальное поведение и эротические чувства очень часто не совпадают, причем желания и поведение человека могут быть разными на разных стадиях его жизненного пути. В-третьих, между гомо- и гетеросексуальностью не обнаружилось китайской стены. Оказалось, что это не две разные сущности, а полюсы одного и того же континуума, так что разных индивидов можно сравнивать по степени их гетеро/гомосексуальности, а чувства и поведение одного и того же человека сплошь и рядом противоречивы, неоднозначны.

Это вызвало жаркие споры о том, что считать «нормой» сексуального поведения и где же находится граница между количественными вариациями, в пределах подразумеваемой нормы, качественными отклонениями, девиациями, с которыми связаны какие-то социальные или психические проблемы, и опасными нарушениями, которые в медицине принято называть патологией. Отчёты Кинзи способствовали «нормализации» гомосексуальности.

Другим важным открытием явились исследования, проведённые американским психологом Эвелин Хукер. Она собрала две группы (основную и контрольную, как положено для психологического эксперимента), уравненные между собой по возрасту, уровню образования и интеллекта, в которые вошли гомосексуалы, и использовала проективные тесты. Эксперты, не имевшие информации о сексуальной ориентации испытуемых, дали заключение об отсутствии проявлений психопатологии у большинства представителей обеих групп. Они не смогли отличить гомосексуалистов от гетеросексуалов на уровне выше случайного. Хукер сделала вывод о том, что гомосексуальность не представляет собой клинического состояния и по своему существу не связана с патологией. Это было первое экспериментальное опровержение патологии гомосексуальности. Результаты, полученные Хукер, были впоследствии воспроизведены в других многочисленных эмпирических исследованиях.

В 1973 г., опираясь на накопившиеся научные данные, Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуальность из своего перечня психических болезней. В 1993 г. в том же направлении пересмотрела свою классификацию болезней Всемирная организация здравоохранения. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) (МКБ-10), которая используется сейчас, подчеркивает, что «сама по себе сексуальная ориентация не рассматривается как расстройство». В 1995 г. эту позицию официально приняла Япония, в 1999 г. – Россия, в 2001 г. – Китай. Сегодня ни в одной цивилизованной стране гомосексуальность не считается болезнью и не лечится.

«Лечить» гомосексуальность в настоящее время берутся преимущественно фундаменталистские религиозные организации. Втом же фундаменталистском духе действует и основанная в 1992 г. группой психоаналитиков отколовшихся от Американской психиатрической ассоциации в 1973 г. Национальная ассоциация для исследования и лечения гомосексуальности (NARTH). Ядро её составляют старые, догматически настроенные психоаналитики. Возможность биологического объяснения гомосексуальности они отрицают в принципе. Данные поведенческих наук их также мало интересуют. Примечательно, что Фрейд, на идеи которого опираются эти психоаналитики, считал, что «попытка превращения… гомосексуалиста в гетеросексуала, скорее всего, окажется неудачной».

В программе NARTH утверждается, что «гомосексуальность извращает естественные дружеские отношения, которые обычно связывают людей одного пола. Она мешает реализации главного предназначения мужчины и женщины и семейного союза». Это оправдание своей деятельности NARTH выводит из философии её святого покровителя, средневекового теолога Фомы Аквинского.

Психологический механизм воздействия совершаемого практиками NARTH по своей сути мало отличен от метода «электрошока». Сущность механизма в обоих случаях состоит в формировании отвращения к гомосексуальным действиям через создание ассоциации этих действий с болезненным ощущением. Только в репаративной терапии NARTH используются методы, которые доставляют не физическую, а психическую боль. Постоянно напоминая геям, что гомосексуальность «нездорова», «греховна» и «ненормальна», практики репаративной терапии способствуют возникновению у гомосексуалов ненависти к самим себе. Некоторые гомосексуалы начинают стараться подавить в себе гомосексуальные мысли и изменить поведение. Те же, у кого, несмотря на все старания, сохраняются гомосексуальные мысли, фантазии или поведение, начинают считать себя слишком грешными и порочными, чтобы жить согласно программе психиатров. В результате возникает тревога, депрессия и даже склонность к суициду.

В 1992 году медицинский директор Американской Психиатрической Ассоциации писал: «Не опубликовано никаких научных свидетельств эффективности репаративной терапии для изменения сексуальной ориентации… Клиническая практика показывает, что любой человек, который обращается за лечением с целью смены ориентации, может делать это по причине социального предубеждения, приведшего к развитию внутренней гомофобии… Геи и лесбиянки, принявшие свою сексуальную ориентацию, лучше адаптируются в обществе, чем те, кто не принимает её».

Исполнительный директор по профессиональной практике Американской Психологической Ассоциации высказался ещё откровеннее, указав, что «попытки «исправить» гомосексуалистов — это лишь проявление социального предубеждения, приукрашенное психологией».

Психологическая Ассоциация в 1997 году заявила, что «восстановительная терапия по отношению к гомосексуалистам неэффективна с научной точки зрения, и наносит моральный вред личности».

Американская Академия Педиатрии также осудила репаративную терапию как «противопоказанную, поскольку она может спровоцировать чувство вины и беспокойства, не обладая практически никаким потенциалом для изменения сексуальной ориентации».

В принятом в 2000 году Американской психиатрической ассоциацией (АПА) «Программном заявлении о методах терапии, имеющих целью изменение сексуальной ориентации (восстановительная или конверсионная терапия)» говорится следующее:

1. АПА подтверждает выраженную в 1973 году позицию и не считает гомосексуальность саму по себе диагностируемым психическим расстройством. Попытки последнего времени патологизировать гомосексуальность путем утверждения её излечимости основаны не на строго научном или психиатрическом исследовании, а зачастую на влиянии религиозных и политических сил, противящихся предоставлению полных гражданских прав геям и лесбиянкам. В качестве научной организации АПА считает необходимым незамедлительно и надлежащим образом отвечать на заявления политических и религиозных групп о гомосексуальности как излечимом заболевании.

2. В качестве общего принципа, терапевт не должен определять цель лечения ни насильственным путём, ни при помощи косвенного воздействия. Психотерапевтические модальности конверсии либо «исправления» гомосексуальности основаны на теориях развития, научная ценность которых весьма спорна. Далее, отдельные случаи «излечения» уравновешиваются отдельными случаями нанесения моральной травмы. За последние сорок лет «восстановительные» терапевты не провели ни одного научного исследования, подтверждающего возможность излечения. Пока такого исследования не будет проведено, АПА рекомендует этичным терапевтам воздерживаться от попыток изменения сексуальной ориентации индивидуума и не забывать о первой заповеди врача — «не навреди».

3. Используемые в литературе по «восстановительной» терапии теории делают невозможным формулирование научных критериев выбора модальности лечения. В этой литературе не только игнорируется влияние социальной стигматизации на мотивацию усилий по излечению гомосексуальности, но сама эта литература активно стигматизирует гомосексуальность. Литература по «восстановительной» терапии также имеет тенденцию преувеличивать успехи лечения, забывая о возможных рисках для пациентов. АПА поощряет и поддерживает исследования Национальной медицинской академии и академического сообщества по оценке соотношения рисков и успехов «восстановительной» терапии».

Неприятие гомосексуальности и психологическое давление, оказываемое на гомосексуалистов, не проходит бесследно для их здоровья. Осуждение обществом, необходимость скрывать свои гомосексуальные наклонности приводит их к укоренению страха, к комплексу неполноценности и вины, к неврозам и депрессиям. Психологическое состояние гомосексуалистов, таким образом, зависит не столько от их сексуальной ориентации самой по себе, сколько от отношения окружающих, которое может приводить к пагубным последствиям.

Отношение консервативно-религиозной среды «подливает масло в огонь» нетерпимости и гомофобии, создавая тем самым благоприятную почву для увеличения моральных и нередко достаточно серьёзных психологических проблем представителей сексуальных меньшинств. Большинство гомосексуалистов, в следствие этого, имеют негативное отношение к религии. А те, чьё воспитание с нею каким-либо образом связано, или те, кто находится в духовном поиске, испытывают психологические проблемы вдвойне, чувствуя себя отверженными и осуждёнными не только людьми, но и Богом.

Образованные представители консервативных церквей занимают подлинно лицемерную позицию в отношении гомосексуализма. С одной стороны, они не могут отказаться от многовековой догмы, что гомосексуальные отношения – это «мерзость перед Богом», но с другой стороны, они не могут не принимать во внимание данных современной науки и мнение мировой общественности. О фундаменталистах далёких от науки рассуждать не имеет смысла вообще, потому что им нет никакого дела ни до научных исследований, ни до мнения мировой общественности: и то, и другое они всегда объявляют «дьявольским», когда те входят в противоречие с религиозной догмой.

Наглядным примером лицемерия той части фундаменталистов, которые создают видимость, что считаются с достижениями современных наук, может служить официально принятый катехизис католической церкви, в котором сказано: «Довольно значительное число мужчин и женщин имеют врожденную (глубоко укоренённую, в другой редакции) тенденцию к гомосексуализму. Эти люди не сделали сознательного выбора в пользу гомосексуализма; для большинства из них это состояние является трудным испытанием. К ним нужно относиться с уважением, состраданием и тактичностью. Надо избегать по отношению к ним всяких проявлений несправедливой дискриминации». Но при этом: «Опираясь на Священное Писание, представляющее гомосексуальные действия как тяжкую форму разврата, Предание неизменно объявляет гомосексуальные акты безусловно беззаконными. Они противоречат естественному закону. Они лишают половой акт его функции дарования жизни. Они не вытекают из подлинной эмоциональной и сексуальной взаимодополняемости. Ни в коем случае они не могут быть одобрены.»

Иначе говоря, официальное католичество, признавая, что гомосексуалисты не выбирали свою сексуальную ориентацию, побуждает их к подавлению естественных для них потребностей. По идее таких «наукообразных» фундаменталистов (не только католиков), гомосексуалы обязаны всю свою жизнь подавлять свои гомосексуальные влечения, воздерживаться от сексуальных отношений и принять это как особый «крест» от Бога. «Эти люди призваны исполнить волю Божию в своей жизни и, если они христиане, соединить с Крестной Жертвой Спасителя те трудности, с которыми они сталкиваются вследствие своего состояния», – гласит катехизис католической церкви. Проще говоря, «Бог терпел, и нам велел».

С этической, психологической и медицинской точки зрения совершенно очевидно, что подобное принуждение крайне негуманно и, более того, неблагоприятно для психического здоровья личности. Человек может избрать сексуальное воздержание, как это делают монахи, но подобный выбор может быть исключительно добровольным и ни в коей мере не должен быть вынужденным.

Результатом подобной позиции католической иерархии является отказ многих гомосексуалистов-католиков от католической веры. Так, в 2004 г. СМИ сообщали: «В знак протеста против позиции Католической церкви в Испании по отношению к планам властей легализовать однополые браки, около 1 500 геев и лесбиянок публично отреклись от католической веры. Принявшие такое решение гомосексуалисты-католики потребовали, чтобы их имена были вычеркнуты из всех церковных документов, включая свидетельства о крещении. Активисты гей-движения направили своим епископам письма с требованием не считать их католиками. «Я не хочу принадлежать к организации, которая ежедневно ущемляет права геев, лесбиянок и транссексуалов», – заявил один из участников акции.

Конечно, теоретически для гомосексуала существует возможность вступления в обычный гетеросексуальный брак. Так гомосексуалисты поступали в прошлом, чтобы скрыть свою гомосексуальность. Но при этом они не превращались в гетеросексуалов, испытывали негативные переживания от сексуальных отношений с противоположным полом и имели постоянное влечение к лицам своего пола, что в большинстве случаев неизбежно приводило к тайным связям «на стороне». Очевидно, что подобный гетеросексуальный брак по своей сути является фиктивным и счастья принести не может. Даже и в наше время сообщения прессы то и дело пестрят случаями разоблачений или добровольных признаний того или иного служителя церкви, скрывавшего свою гомосексуальность, в том, что, состоя в гетеросексуальном браке десятки лет и имея детей, он поддерживал сексуальные отношения с партнёром своего пола.

В этом отношении опыт либеральных религиозных общин, принимающих к себе гомосексуалистов и благословляющих гомосексуальные союзы, является не только уникальным, но и крайне благоприятным для людей нетрадиционной ориентации. Обличительная, осуждающая позиция религиозных фундаменталистов не только не приводит к перемене сексуальной ориентации, но и является путём к отчаянию для многих верующих гомосексуалистов.

«Я боролся с гомосексуальностью с пятилетнего возраста, – заявил пастор Пол Бар, покинувший основанную им церковь по причине невозможности избавления от гомосексуализма, – Я не могу сосчитать, сколько ночей я провел в слезах, моля Бога, чтобы он избавил меня от этого».

Другой протестантский церковнослужитель и богослов, евангельский христианин, сумевший принять свою нетрадиционную ориентацию, написал в письме служителю – гомофобу следующее:

«Подобно тысячам других ваших братьев-христиан в Америке, я провел двадцать пять лет, пытаясь перестать быть геем. Даже после своего обращения я потратил десятки тысяч долларов на христианскую терапию. Ещё раз скажу: меня опекали, из меня изгоняли бесов, лечили электрошоком, лекарствами, за меня молились. Подобно молодому человеку в вашей телепрограмме, я начинал каждый день с верой в то, что Бог «исцелил меня», когда на самом деле я просто отказывался признать очевидный факт.

В конечном счёте я понял, что моя сексуальная ориентация была сформирована во чреве моей матери или в раннем младенчестве. По причине примитивных, содержательных, но неглубоких учений о гомосексуальности, подобных вашему, я потратил тридцать пять лет, живя с чувством вины, в страхе и внутренней агонии. Но хотя было время, когда я не чувствовал Божьего присутствия, Бог никогда не оставлял меня. Божий Дух всегда утешал и направлял меня. Теперь я принял свою сексуальную ориентацию как дар от любящего Создателя. В любом случае, как обещал наш Спаситель, истина сделала меня свободным, чтобы я был продуктивным, ответственным христианином-геем» (Мел Уайт, «Прохожий у ворот»).

Однако внутренняя борьба верующих гомосексуалистов далеко не всегда заканчивается столь оптимистичным завершением, какое произошло с этим человеком. Нередко бывают гораздо более печальные и даже трагичные случаи.

В 1977 году мужчина 46 лет, в течение четырех лет состоявший в христианском обществе так называемых «бывших геев» Love in Action, где гомосексуализм осуждается как тяжёлый грех и проповедуется учение о сверхъестественном исцелении, написал о переживаниях, с которыми он столкнулся, пытаясь избавиться от своих гомоэротических чувств: «Не имело значения, сколько я молился и пытался избежать искушения, — я постоянно терпел неудачу… Снова и снова представать перед Богом и молить о прощении и давать обещания, которые, как я знал, мне никогда не сдержать, — это было выше моих сил. Я чувствовал, что это является насмешкой над Богом и всем, что Он олицетворяет в моей жизни» (Цит. по: Ybarra; 1993). Этот мужчина покончил с собой, приняв чрезмерную дозу транквилизаторов и снотворного в психиатрической клинике.

Гомосексуализм – серьезная психологическая проблема. Осознание своей психосексуальной необычности в большинстве случаев переживается очень болезненно и нередко становится причиной самоубийств. Никаких действенных способов предотвращения или радикального исцеления гомосексуальности не существует, а некомпетентное вмешательство лишь увеличивает трудности. Тем более ценным является либеральное отношение, в том числе и отношение религиозных либералов, заключающееся в принятии человека таким, каков он есть.

Как правило, отношение к гомосексуализму тесно связано с общей терпимостью культуры: чем нетерпимее общество, тем сильнее неприятие гомосексуализма, как и других девиантных стилей жизни. На уровне индивидуального сознания ненависть к гомосексуализму часто является средством психологической самозащиты против собственных неосознаваемых гомоэротических чувств.

Резолюция Европарламента «Гомофобия в Европе» от 18 января 2006 г. определяет гомофобию как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму».

Подытоживая всё сказанное, необходимо перечислить основные общепринятые в настоящее время академической наукой положения:

1. Гомосексуальность не является болезнью и поэтому не нуждается в лечении.

2. Гомосексуальность – равноправный и равноценный вариант человеческой сексуальности, один из многих видов сексуального поведения и партнерства.

3. Никто не может сам определять заранее свою сексуальную ориентацию. Тем самым все моральные оценки гомосексуальности отпадают. Гомосексуальность не является аморальной, безнравственной или предосудительной. Не является она и признаком слабости характера.

4. Эротические предпочтения для большинства людей – не плод сознательного выбора, поэтому преследовать за них бессмысленно и жестоко. Все дискриминационные правовые предписания насчет гомосексуальности не имеют никакого оправдания и несправедливы.

5. Сексуальное поведение является неотъемлемой составной частью общего поведения личности. Создание препятствий, борьба, санкции против этих элементов поведения представляют из себя глубокое вмешательство в интимную сферу человека и могут причинить ощутимый вред психике.

6. Никто не становится гомосексуальным или гетеросексуальным благодаря гомосексуальным или гетеросексуальньм действиям самим по себе, если он к этому конституционально не предрасположен. Нельзя никого совратить стать гомосексуальным. Даже если гетеросексуалы предпринимают в определенных ситуациях (изоляции, сексуального голода) однополые действия, они не становятся в результате гомосексуальными, точно так же как и гомосексуалы не теряют своей сексуальной ориентации в результате гетеросексуальных контактов, брака и т.д.

7. Гомосексуальность не сводится только к сексу. Она охватывает однополые отношения, любовь между мужчинами или между женщинами. С этим связаны высокие человеческие стремления и ценности. Сведение гомосексуальности к одной лишь области секса упускает существо того, что происходит между однополыми людьми, любящими друг друга.

Для написании этой статьи использованы материалы Медицинского портала http://www.medportal.ru/, Словарь Практического Психолога с сайта «Трудные дети» http://www.otrok.ru/, американская Психологическая Энциклопедия John Wiley под редакцией Р.Корсини и А. Ауэрбаха, статьи сексолога академика Игоря Кона, материалы российского сайта ЛГБТ-христиан http://www.nuntiare.org/, сообщения СМИ, а так же собственные наблюдения и суждения автора, особенно в отношении религии.

© Елена Преображенская

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: