Боже мой, почему именно мой сын — педераст?

В львовской газете «Экспресс» (№ 63) вышла статья «Боже, почему именно мой сын – педераст», — пишет юзер Melanholy-gay в своём блоге ЖЖ, — Я был шокирован статьей, — за окном двадцать первый век, а мать машет иконами и возмущается, что ее сын, цитирующий по памяти Кобзаря, оказался геем! Из любящей матери, она превратилась в жестокого тирана, готовая растоптать сына за отказ жить по ее уставам. Это и есть материнская любовь?!

Предлагаю вам статью в переводе на русский язык. Заранее приношу извинения за погрешности, спешно перевожу сканированные страницы.

«Боже, почему именно мой сын – педераст?»

…Геи, лесбиянки, трансвеститы. Борьба грешного мира тесно переплелась в любви и ненависти. Содом и Гоморра XXI века: рвут на себе косы матери – их дети «не такие». 55-летняя женщина кинула вызов всему миру: «Мой сын гомосексуалист».

Мать считает, что это заболевание и готова бороться за правильную сексуальную ориентацию сына до конца: «Если для того, чтобы он влюбился в женщину, нужно будет отдать жизнь, то я – умру».

… В уютной квартире пахнет ладаном. И еще чем-то родным и непостижимым. Так, наверное, пахнет любовь к роду, к своему краю. Куклы одетые в украшенную черными и красными цветами одежду, обрамленные у вышитые рушники портреты Шевченко, Леси Украинки, Михаила Грушевского на стенах. В этой квартире даже дух родной, украинский. Здесь живет интеллигентная галицкая семья.

«Я отдала ему все. Растила, словно цветок в веночке. Мой сын, это моя жизнь. Мое продолжение. Моя гордость. Я ждала его детей, а своих внуков, как солнца, как дождя в жаркую погоду. А он… Мой старший сын теперь спит с мужчинами», — опустила голову. Плачет. Не слезами, — сердцем. Ей больной, что первенец-сын гей.

«Все началось после того, как он вернулся с Лондона, где был на обучении. А потом я застала его в квартире со старшим мужчиной, обнаженных. Думала, что убью их обоих. Такая обида легла на сердце – словами не передать: неужели я его растила для утехи геев?» — Настя Кошоба, мать двух сыновей, 25-летнего Андрея и 20-летнего Тараса, медик по образованию, переворачивает страницы семейного фотоальбома. На снимках – ее сыновья, Андрей и Тараса. Улыбающиеся, счастливые. В вышитых сорочках.

«Мой сын – гей. Мой Андрейка, который рос в уважению к Богу, который цитирует наизусть Кобзаря, мой сын, который за Украину голову готов сложить, — педераст», — Настя говорит, что пусть это жестоко звучит, но это правда. Потому что это нехорошее слово – медицинский и юридический термин. И снова плачет. Возвращается к иконе Божьей Матери з дитем на руках, что висит над столом. Просит Богородицу смилостивиться над ее дитем, обратить его разум.

СОДОМ И ГОМОРРА

Еще недавно это была одна из самых счастливых семей. Каждое воскресенье после службы Божьей семья Коцуб собиралась за праздничным столом. Мать не могла нарадоваться на своих сыновей. Гордился ними и отец, преподаватель одного из знаменитых вузов. Сейчас он уклоняется от разговоров о старшем сыне. И с женой давно живет раздельно.

«В последние годы Андрей изменился. У него появилась какая-то заносчивость, надменность, он стал очень агрессивным», — Тарас, младший из братьев Коцюб, не любит говорить на тему сексуальной ориентации старшего брата. Говорит, что Андрей своим поведением опозорил не только их семью, но и вышитую сорочку.

«Я понимаю, что право на личную жизнь имеет каждый человек. Но для меня мужчина, который занимается сексом с другим мужчиной – трус. За женщину нужно бороться, а мой брат выбрал легкий путь. Быть «голубым» сейчас модно и выгодно. За это платят деньги, — отворачивается Тарас. Неожиданно включает компьютер и зовет меня посмотреть на интернет сайты, что аж кишат объявлениями, в которых «принц ищет принца». Здесь есть и четки расценки за секс услуги.

…Стою растерянная среди вышитых сорочек, портретов и икон. Что случилось с этой глубоко религиозной семьей? Почему мать судится с сыном из-за того, что он гомосексуалист? Что с нами?

Факты – вещь упертая. Сегодня со слов Святослава Шеремета, руководителя гей форума Украины, в нашем государстве насчитывается от 420 тысяч до 1,2 миллионов геев и лесбиянок. Среди этого количества – сотни «розовых» и «голубых» семей. Представители сексуальных меньшинств уже давно поднимают вопросы о необходимости легализации однополых браков. Их оппоненты резко осуждают подобное. Мир развлекается, как умеет.

«25 мая 2007 года я узнала, что мой сын болеет психическим расстройством – гейно психосоматической болезни. Данные психические расстройства имеют устойчивый характер, что существенно влияет на его способность осмысливать значение своих действий и управлять ними. В связи с данным заболеванием он стал жестоким, агрессивным, неуправляемым. Так, 10 октября 2008 года он пытался задушить меня…» — из искового заявления матери Насты Коцюби на сына Андрея.

«Я – НЕ ТАКОЙ»

«Наша мама – врач, имеет в себе заложенное национальное самосознание и патриотизм. Ей свойственны человеческое достоинство и целеустремленность. Она растила нас на украинских обычаях и традициях. Она идет по жизни с Божьей опекой и нас с братом этому всегда учила», — так писал в школьном сочинении о матери младший из сыновей Коцюб. И старший, Андрейка, с которым ныне судится мама Настя, со всех стран, куда она посылала его учиться, присылал матери смски о том, что любит ее. И о первой девочке стыдливо рассказывал…

«Может, вы найдете взаимопонимание с сыном без судебных процессов? Вы же любите друг друга. И наконец, выбор сексуального партнера – это личная жизнь вашего сына» — нарушаю молчание, которое повисло в доме, будто дамоклов меч. Сейчас здесь так, будто покойник в доме. Попытка матери переубедить сына относительно сексуальной ориентации перессорила всю семью. Одна половина стала на сторону матери, другая – ее сына. Семья больше не собирается за одним столом.

«Я врач с многолетним опытом, и пусть чтобы мне не говорили, убеждена: гомосекусализм, — болезнь. Это заболевание стоит на одному ровне с алкоголизмом и наркоманией. И оно лечится, — Настя Коцюба говорит, что судебный процесс – один из последних методов борьбы за сына. А бороться за него она имеет намерение до конца. И верит, что сын все же будет любит женщин, а не мужчин.

Мать листает альбом со снимками сына. От он танцует в танцевальном кружке, а вот здесь – в хоровой капелле. Рождество, Пасха, — вся жизнь в альбомах. «В том, что он стал гомосексулистом, есть и моя вина. Я слишком рано позволила ему быть самостятельным. С 12 лет Андрей ездил по разным странам. Это его и развратило», — Настя снова наклоняется плча над столом…
Андрей Коцюба редко приезжает домой. Живет в столице. Считает, что мать своим поведением позорит его человеческое достоинство. «Ни один суд не докажет, что я гей», — говорит старший Настин сын.

О времена, о нравы…

Светлана Мартынець

P.S. Гомосексуализм: за или против? Заболевание или вседозволенность? Влияние моды или комплекс неполноценности? Потерянная вера или убежденность в безнаказанности?

Редакция «Экспресса» приглашает читателей к обсуждению этой темы. Контактный телефон (032) 2974733

Почему у «счастливой, традиционной и глубоко религиозной семьи», отец давно бросил свою жену и живет раздельно? — продолжает размышления Melanholy-gay, —

Тарасику показать объявления, в которых девушки имеют «четкие расценки за секс услуги»?

А не думал Тарасик, что геи могут получить по голове лишь из-за своей ориентации, — наверное, именно в этом их преимущества?

Мать такими действиями может довести до агрессии любого здорового человека. Неужели она не в состоянии понять, что в двадцать пять лет ее сын и не должен быть «управляемым», как ей бы того хотелось. Уверен, что такие матери-диктаторы, которые убедили себя, что сын, это продолжение ее собственной жизни, и обычной невестке кровушки попили бы, но об этом журналисты писать не будут. Мать, которая пытается управлять своим сыном и после свадьбы, — довольно привычное явление, чтобы об этом писать.

Удивляет и журналистика. Она не мнения медиков, психологов, сексологов цитирует, а строит статью на вышыванках, Кобзаре и личных убеждениях матери — «врача с многолетним стажем». А опрос, предложенный в конце статьи, демонстрирует, насколько гомофобна сама автор данного материала. Из-за таких, как автор и мать Андрея, и уходят из жизни некоторые геи, — не все это выдерживают. А шутка ли, когда мать обещает жизни не жалеть, «до конца бороться»? И здесь еще большой вопрос, сколько жизней она готова принести в жертву, ради торжества своих идей»

Следующая запись в журнале Melanholy-gay — об откликах читателей статьи:

Недавно я перевел на русский язык статью из львовской газеты о матери, которая подала в суд на своего сына, обвиняя его в гомосексуальности. 

Некоторые из моих френдов высказали мнение, что это фальшивка желтой газетенки.  Но, оказалось, эту газету нельзя отнести к желтой прессе, — она довольно серьезное и уважаемое издание.  И описанное в статье — не выдумка, а реальная история.  

Сегодня я получил сканы с газеты, в которой были опубликованы отзывы. 

P.S. Но я все еще продолжаю удивляться  автору статьи — Светлане Мартынець, — она журналистка?!

Реакция читателей (перевод на русский язык)

Тысячи наших читателей не остались в стороне проблем матери-врача, которая решила через суд заставить своего сына-юриста вылечиться от…любви к мужчинам.

Священники, юристы, домохозяйки, водители, крестьяне, врачи, студенты, ученные, продавцы,, верующие разных конфессий – наши читатели звонят к нам до сих пор.

Мнения разные: сочувственные, добрые, пренебрежительные, милосердные и жестокие. Впрочем, как и каждый из нас. Мы приводим их без комментариев.

К слову, в это воскресенье, 17 мая – Всемирный день борьбы с гомофобией, другими словами, — негативной реакцией общества на гомосексуалистов.

Вячеслав, 37 лет, предприниматель, г, Черкассы:

Если мать будет бороться такими способами, то потеряет сына. Она поступает сейчас ничем не лучше убийцы: огласила приговор. Эта женщина должна понять, что ее дети – разные. И что дети – не е собственность. Такими, как ее сын, не становятся, — ними рождаются. Я также украинец. И не считаю: если «Не такие» одевают вышитую сорочку, то позорят Украину. И не понимаю, как мать может вести публичную борьбу против сына. А как ему теперь – она об этом подумала? Не перечеркнет ли своими поступками родная мать его жизнь?

Зинаида Васильевна, 56 лет, пенсионерка, г. Ивано-Франковск:

Я мама шестерых детей. Уже бабушка. И предлагаю Насте Коцюбе поменяться со мной ролями. Потому что она не знает, что делает. Не знает, что такое настоящая беда. Все мои шестеро детей инвалиды. Я бы все отдала, пусть бы они хоть и все были педерастами – лишь бы здоровыми. Она – эгоистка. Любит не сына, а себя.

Мне 56 лет, у меня седые волосы, и я говорю: лучше бы я вышла замуж за «голубого». Мой муж – алкоголик. Мои дети стали инвалидами из-за того, что он постоянно пил. Я сгубила с ним свою молодость, здоровье и народила больных детей.

Моя соседка крутится как белка в колесе: робота, базар, дети, кухня, стирка, уборка, а  ее муж лежит на диване, смотрит телевизор и пьет пиво. И что с его «правильной» ориентации?

Михаил Михайлович, 54 года, юрист, Львов:

Уважаемая госпожа Коцюба, меня очень удивляет ваше поведение: вы обратились в суд и в газету и на всю Украину унизили своих детей. И после этого вы считаете себя интеллигентным человеком?

Вам 55, а вы не поняли своего места в жизни. В проблемах сына – ваша вина. Проанализируйте свою жизнь, своей семьи, родителей  ответьте себе: кто, где и когда совершил грех. Потому что вышитая сорочка, портрет Тараса Шевченко и иконы в доме – это еще не основание считать свою семью галицкой интеллигенцией.

Сегодня вы говорите, что отдали сыну все и готовы теперь отдать жизнь. Думаю, что вы не дали ему главного – веры в Бога. Видно, материальное стояло в вашей семье на первом месте.

Елена, 47 лет, воспитатель, Киевская область:

Своим поступком вы обращаетесь не  в суд – вы осуждаете себя. Мудрые родители так не поступают. Мудрые родители стают на колени и просят у Бога и у своих детей прощения и вымаливают те грехи. Если вы считаете себя религиозным человеком, то ищите Бога по настоящему, а не перед людским взором.

Дмитрий, 44 года, таксист, г, Тернополь:

У вашей газеты – плохой вкус. Такие заголовки может давать только желтая пресса. Я заплатил за газету деньги, а там такое написано! И дети ее читают, и люди старые, а вы не думаете, что делаете.

Если люди неправильной ориентации есть, то это не значит, что о них нужно писать большими буквами. Как я теперь должен смотреть в глаза детям, ведь они тоже видели вашу газету с этой статьей? Больше покупать ее не буду, но вы, наверное, об этом не напишите.

Галина Сергеевна, 51 год, учительницы, г. Рогатин:

Я – учительница старший классов. И благодарю вам от имени всех своих детей, что затронули такую важную тему на страницах «Экспресса». Материал мы читали вместе с учениками старших классов. Наши дети растут быстрее, нежели вырастали мы. И у них есть свои проблемы, как и у всех нас.  А одна из самых больших – недостаток общения с родителями.  Почему то родители предпочитают обходить такие темы десятой дорогой. И не хотят понять, что они, эти темы, волнуют их детей.  Я давно не видела такого увлечения, с которым ученики обсуждали эту статью.

Большинство старшеклассников негативно относится к гомосексуализму.  В подростковом возрасте их суждения бывают очень категоричными.   Но обговаривая данную тему, дети старались быть толерантными и понять, в чем проблема этой галицкой семьи.

Отец Владимир, 55 лет, священник, Волынская область:

Хотим мы этого или нет, но гомосексуализм есть в Украине. Люди забыли Бога. Они часто идут к храму к Богу «за компанию» с соседями.

Статью ваши мы обговаривали после службы Божьей вместе с прихожанами. Это очень хорошо, что вы поднимаете такую проблему, и хорошо, что сердца людей не остаются равнодушными. Имеем острую необходимость не только в отношении к гомосексуализму, а и проблему непонимания между родителями и детьми. Я буду просить Бога, чтобы простил ту женщину и ее сына…

Максим, 34 года, предприниматель, г. Хмельницкий:

Да, я — «голубой». У меня карие глаза, две ноги, две руки, одна голова, все как у всех. Но я гей, — педераст, «голубой». Называйте меня, как хотите, если вам от этого станет легче.

Я имею два высших образования, ношу вышитую сорочку, люблю читать Грушевского, Стефаника, я хожу в церковь. Я люблю людей, имею в сердце любовь к Богу, но для вас я – «не такой». Потому что я – гей. И что, меня за это расстрелять?

Юля, 32 года, мать четырехлетнего сына, г. Винница:

Если бы мой сын стал геем (не дай Боже), то я бы все равно его любила. Потому что нет ничего важнее его счастья. Я люблю его не за то, что он хороший или умный, а за то, что он есть. И вообще убеждена: детей нужно оберегать и загружать (спортом, например), чтобы им не лезли глупости в голову. Вседозволенность – хорошо, но и ремень в руках, также необходим.

Но я бы никогда не подала на своего сына в суд. Приложила бы все усилия, чтобы найти дорогу к его сердцу. Потому что, если судиться с родным сыном, то как жить дальше? В кого верить?!

Мария, 57 лет, домохозяйка, г. Ровно:

Моя дочь была лесбиянкой. Она жила с другой женщиной. Когда я узнала, что моя дочь «не такая», то я думала, сойду с ума. Много лет мы не разговаривали с ней и не ходили в гости друг к другу.

Когда у человека беда, то он ищет себе союзников. И у меня была знакомая женщина, у которой сын – гомосексуалист.  Вона также за него боролась. И в один день ее борьба закончилась: ее сын наложил на себя руки. И тогда я задумалась над своим гневом. И мне стало страшно: я искренне просила Бога помочь мне простить мою дочь и любить ее такой, какая она есть. Пусть и «розовой».

Сейчас у меня двое внуков. Моя дочь вышла замуж и родила детей. У нее хороший муж и между нами всеми полное взаимопонимание.

Сергей, 47 лет, врач, г.Черновцы:

Геев не нужно лечить. Это ничего не изменит. Гомосексуальность – очень сложное дело. Этого нельзя изменить  за один день.  Об этом явлении теперь больше слышно не потому, что раньше его не было, — просто эта тема была закрыта. Это индивидуальный фактор каждого человека,  и не каждый хочет и может рассказывать о своей сексуальной ориентации.

На нашей планете живет много разных людей с разными потребностями. Это не худшая, и мы с ней справимся.

Ольга Ивановна, 47 лет, врач, г. Луцк:

О проблеме гомосексуализма и других фобий нужно говорить откровенно, а не ходить вокруг нее. Гомосексуальность  – болезнь, и она подлежит коррекции, как и будь-какая другая.

И наконец, нужно назвать вещи своими именами и признать: это один из методов геноцида украинского народа. Как медик я убеждена, что это целенаправленная политика развращения и дискредитации людей.  Все это делается для того, чтобы не было прироста населения. Молодежь  «присаживается» сейчас не только на наркотики , а и на легкие психотропные препараты. Это проблема государства в целом.

Тарас, 27 лет, безработный, г. Ивано-Франковск:

Если гомосексуализм – это морально, что будет завтра? В Киеве активисты борьбе с гомофобией одели памятники мужчин в женские юбки. И что? Мы похихикали и поговорили о высокой моральности. И всем хорошо. И нам начхать, что сейчас всякая недоросль  поганит памятники выдающимся деятелям, а завтра они будут кричать о моральности детской порнографии и будут поддерживаться флагом Украины. И вышитая сорочка на педерасте – позор для Украины.

Марк, 17 лет, старшеклассник, г. Львов:

Я не люблю тех, кто оскверняет святые вещи. Меня бесит, что гомосексуализм ставят на одну ступеньку  с педофилией, еще и говорят при этом о высоких материях.  Поубивал бы. А этого сыночка, что так измучил свою бедную мать, послал бы в Луганск в копанки. Поработал бы по-черному, зарабатывая себе на хлеб, то и не хотел бы «голубой любви».

Любормир, 29 лет, филолог, г. Киев:

Сейчас модно говорить: «Я не имею ничего против геев». Но на самом деле никто не хочет, чтобы его ребенок стал гомосексуалистом. Да, среди нас есть родственники, друзья, которые отличаются от нас.  Так было с моим наилучшим другом. Когда выяснилось, что он педераст, сперва для меня это стало шоком. И что я должен был сказать: ты больше не будешь моим другом, потому что ты «не такой»?  Вот сменишься, тогда звони мне?

Так, мне было неприятно осознавать, что мой лучший друг – гомосексуалист. Но он же стал для меня другом раньше, чем я узнал о его сексуальной ориентации.  Ми до сих пор общаемся. Я не изменил своего отношения к гомосексуализму: это – неестественно и ненормально. Но я понял: такие люди рядом, они нам близки, независимо от сексуальной ориентации или религиозных убеждений.

Татьяна Страшук, практикующий психолог- консультант, магистр психологии:

Я думаю, к психологу нужно в первую очередь пойти родителям этого юноши. А матери нужно понять, что ее ребенок другой. Это не болезнь, не расстройство, не наследственность.  В двенадцать лет начинает формироваться сексуальность. И в таком возрасте психологическая травма, досадный случай, могут повлиять на то, какой сексуальности будет человек.

Отец Богдан, священник церкви Пресвятой  Богородицы (УГКЦ) в Евпатории, АР Крым:

Церковь относится к гомосексуализму очень негативно, но не отлучает от себя принадлежащий к сексменьшинствам, а предлагает им покаяться.  Люди с гомосексуальными склонностями могут обращаться к нам и надеяться на помощь.  После исповеди, искреннего покаяния, человек будет спасен.

Владимир Перцун, кандидат медицинских наук, научный сотрудник Национального медицинского университета им. Богомольца:

После рождения изменить сексуальную ориентацию мозга уже невозможно! Это убедительно доказано. Никакая психотерапии, покаяния, электрошок или  лоботомия здесь ничем не помогут. Разве что доведут до самоубийства человека, которого «лечат» таким образом, или же к психическим расстройствам.

Петр Яценко

«Экспресс», 14-21 мая 2009 г.
ТзОВ «Видавнича група «Експрес»» ©

Русский перевод опубликован в блоге ЖЖ Melancholy-gay

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: