Радомир Снегов. Голубой джихад

Для ислама однополая любовь — тема столь же болезненная, как и для прочих религий, несмотря на то, что исламские теологи ее почти не касаются. Всего пять отрывков из Корана с известной натяжкой можно считать упоминаниями о гомосексуалах. В трех из этих отрывков говорится о женственных мужчинах и маскулинизированных женщинах; еще два (они же — основные) содержат обращение к людям, практикующим однополые связи.

Вот эти строки:

«И пошел Лат, и сказал людям: «Не предаетесь ли вы разврату невиданному? Утоляете страсть свою с мужчинами, а не с женщинами». (Коран 7:80-81)

«Неслыханно! Пред всеми созданиями земными вы предпочитаете мужчин, а жен, данных вам Господом, покидаете?». (Коран 26:165)

В обоих отрывках речь идет о мужской гомосексуальности (лесбийской любви Коран не касается). Лат — это Лот из Ветхого Завета, а данный пассаж целиком — очевидная аллюзия на историю о Содоме и Гоморре. Любопытно, что здесь словно присутствует намек на то, что о гомосексуальности ничего не знали до тех пор, пока она не объявилась в Содоме. Эта занятная концепция «изобретена» исламом; ни иудеи, ни в христиане до подобного не додумались.

Кроме Корана у мусульман есть еще одно собрание священных предписаний — хадисы. Это коллекция изречений, которые, как убеждены мусульмане-фундаменталисты, принадлежат непосредственно пророку Мухаммеду (впрочем, многие либеральные мусульмане в этом сильно сомневаются). В некоторых хадисах затрагивается liwat (сексуальные сношения между мужчинами). Вот лишь два примера: «Когда мужчина сношает другого мужчину, трон Господа шатается»; «Убей того, кто делает это, и убей того, кто дозволяет сделать это над собой» (об активном и пассивном партнерах в гомосексуальных отношениях). В хадисах есть как минимум одно упоминание лесбийской любви: «Sihaq (лесбийская связь) женщин есть zina (незаконное сношение) между ними».

Как видим, цитаты из хадис кажутся весьма агрессивными, и недалекий толкователь поймет их совершенно однозначно. Но в том-то и дело, что все не так просто, как кажется на первый взгляд! Созданные много сот лет назад священные книги ислама — это не воплощение универсальных жизненных рекомендаций, а (подобно священным книгам других мировых религий) во многом лишь отражение современных им исторических реалий. Потому многие из положений, закрепленных в Коране и хадисах, давно утратили свою злободневность, а в высказываниях об однополых связях речь может идти о чем угодно — от гомосексуального принуждения до наказаний за растление малолетних — но вовсе не о том, что мы сейчас называем однополой любовью.

К тому же ислам в принципе строг по отношению к сексуальности как к таковой. Границы дозволенного в нем определенны более чем четко. Гетеросексуалам Коран тоже не позволяет заниматься сексом, с кем им пожелается. А одна из сур Корана содержит изумительную по ясности формулу, благодаря которой становится понятно, что самый страшный грех для мусульманина — уж никак не однополая связь:

«Воистину, Аллах не прощает, когда поклоняются другим богам, кроме Него, а все иные грехи прощает, кому пожелает». (Коран, 4:48)

ИСЛАМСКАЯ НОРМА

В теории все достаточно просто. В жизни, по обыкновению, сложнее. «Официальный» ислам разделяет взгляды, очень напоминающие подход к тому же вопросу консервативных христиан: однополая любовь для «правоверных мусульман» — это грешное и извращенное отклонение от нормы. Они верят, что все люди от природы гетеросексуальны, а гомосексуальность — результат сознательного выбора, от которого человек в состоянии отказаться — было бы желание. С точки зрения почти всех исламских учений и законодательств гомосексуальная связь преступна. И хотя в Турции, Египте и Ираке однополые сношения по закону не преследуются, в Иране, Пакистане, Афганистане, Саудовской Аравии и в большинстве арабских стран они строго запрещены и караются сурово — вплоть до смертной казни. В 1920-х годах, когда в РСФСР уголовные статьи против гомосексуальных актов были отменены, в исламских республиках Средней Азии они сохранились в неизменном виде. Бывшие советские республики с мусульманским населением (Азербайджан, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан и Киргизстан) до сих пор берегут соответствующие статьи из старого советского законодательства. В любом случае, говорится о том в уголовных кодексах или нет, но к гомосексуальности в исламских странах относятся исключительно враждебно.

И это притом, что в исламской культуре далеко не всегда действовал такой порядок. Напротив, начиная с VIII в. н.э., в период расцвета арабской цивилизации, однополая любовь постепенно распространилась сперва в высших слоях исламского сообщества, а затем стала обычным делом для прочих мусульман. Практика ислама была гораздо менее враждебна к однополой эротике или однополому сексу (при условии, что рецептивный партнер был молод, женственен или же не был мусульманином), чем христианство или иудаизм. Никого не удивляли юные мусульмане, зарабатывавшие на жизнь проституцией — общество закрывало на это глаза. Несколько веков спустя, ко времени крестовых походов, мусульманские страны стали местом паломничества — в переносном смысле, разумеется — европейских гомосексуалов. Пройдут столетия, и европейское влияние обернется другой стороной. Не исключено, что именно оно спровоцировало распространение мусульманской гомофобии, которая более чем осязаемо начала проявляться уже в 18 в. н.э. И поныне сексуальная активность «дорвавшихся» европейцев возвращается бумерангом, воплотившись в убеждение исламских фундаменталистов о «западном происхождении» гомосексуальности. Для исламских экстремистов растущая в странах «растленного» Запада терпимость к однополой любви символизирует все то «неправильное», что есть в демократической, светской западной культуре.

Еще один исток мусульманской гомофобии — в традиционном подходе к вопросам веры. Далекие от теософии мусульмане зачастую видят в Коране не то, что в нем написано, а то, что их учили видеть. И тут решающую роль начинают играть не религиозные догматы, а традиционные представления о должном и недопустимом. Из фундаменталистского прочтения Корана следует, что мужчина должен быть мужчиной, а женщина — женщиной. Все, что не вписывается в эти рамки, будет некораническим, а в душах многих мусульман живет страх совершить поступок, который бы поставил под сомнение «кораничность» их образа жизни. Коль скоро гомосексуальность «лишает мужчин мужественности, а женщин — женственности», она недопустима. Если для человека, далекого от религии, быть геем — значит наталкиваться на непонимание родных и знакомых, а для христианина — «пребывать во грехе», то для мусульманина в данном случае встанет вопрос о жизни и смерти. Гей, если он — мусульманин, неизменно живет в кругу враждебного неприятия. Все без исключения мусульмане хорошо знают, что быть геем нельзя ни в коем случае. Для гея одна дорога — в ад! В глазах верующих в Аллаха однополая любовь — это оскорбление ислама, основы всех основ. Ярость «ревнителей основ» тем сильнее, что зачастую сами они в этом плане небезгрешны. Распространенность и популярность в исламском обществе именно однополых связей и до сих пор — притча во языцех. Вспомним многочисленные истории о бурных эротических приключениях европейцев в странах Востока! В исламских государствах, где общественной нормой является предельно жесткое разграничение по половому признаку, где доверительные отношения возможны только с представителями своего пола, естественным образом возникает благоприятный климат для появления большого числа однополых связей, сексуальных и любовных, между мужчинами и между женщинами. «Очень близкие и нередко эротизированные отношения между мужчинами здесь — обычное дело, — говорит Джон Волл, профессор истории ислама Джорджтаунского университета в Вашингтоне. — Правда, очень часто такие связи возникают в бисексуальном контексте. Но это глубоко укоренено в социуме».

«Двойная» исламская мораль объясняет, почему мусульманин, осознавший, что его привлекают люди одного с ним пола, живет в «глубоком подполье». Не имеет значения, удовлетворяется он одними лишь фантазиями или, чтобы замаскировать свою подлинную сущность, женится для виду и ведет тайную двойную жизнь. Первое, что говорят почти все геи-мусульмане, когда они узнают о существовании других таких же людей: «Боже, я думал, что я один такой!».

ЗАЧЕМ ГЕЮ ИСЛАМ?

И все-таки, если учесть традиционно-агрессивное отношение мусульманского общества к однополой любви, как ответить на вопрос, что заставляет геев и лесбиянок отдавать предпочтение исламу? Мусульмане-гомофобы любят внушать геям, что нельзя быть гомосексуалом и мусульманином одновременно. «Ты — либо одно, либо другое», — с этой мыслью девять из десяти геев-мусульман, осознавших свою сексуальность, покидают ислам. Но что привязывает к этой религии 50 миллионов верных ей гомосексуалов (а примерно столько их и наберется; ведь это около 5% приверженцев исламской веры)? Прежде всего, с исламом не хотят или не могут расстаться те, кого воспитали в этой вере и для кого любая другая вера неприемлема. Кто-то сознательно обращается в ислам, а потом «подстраивается» в поисках своего места в нем. Некоторых геев-мусульман утешает «необсуждаемость» однополой любви в исламских сообществах: если бы о ней заговорили, начались бы споры, и кто знает, чем бы дело кончилось. А пока все молчат, геям-мусульманам никто не мешает почти спокойно жить «тайной жизнью» — лучше так, чем никак.

Многие геи-мусульмане, которых привлекает религиозное содержание ислама, но которым приходится при этом мириться со своей сексуальностью, находят выход в воздержании. Конечно, кто-то из них дает обет безбрачия из-за ненависти к себе, страха перед гневом Аллаха и внутренних терзаний, которые не дают им примириться со своей сексуальностью. Впрочем, религиозная идеология в данном случае на их стороне. «Неспособные найти средства для заключения брака да пребудут в целомудрии, пока Господь в милости своей не одарит их потребным», — говорится в Коране.

Но есть сотни тысяч геев-мусульман, которые принципиально выступают за право на сосуществование их сексуальности и духовности. Именно в их рядах возник феномен современного гей-движения под названием «голубой джихад». Слово «джихад», которое часто трактуют неверно, для образованных мусульман обозначает борьбу за воплощение на практике того, что для них свято (лишь во вторичном значении это слово означает «священную войну»). Выходит, что «голубой джихад» — это борьба, которую геи и лесбиянки ведут с невеждами и гомофобами, а ее цель — не дать лишить себя служения Аллаху. Свою ориентацию эти люди считают проявлением воли Аллаха (ведь это Аллах создал их такими!), которую они должны понять, принять, — и жить дальше. «Нас создавали не для секса, — говорит Сулейман Х., гей-мусульманин из США, — Мы были созданы как существа, наделенные душой, чтобы помнить о последнем пути и готовиться к тому дню, когда мы предъявим итог нашей жизни Единственному. Но если для эмоционального и душевного здоровья нужно любить и быть любимыми — да будет так». От укоренившегося в обществе отношения к однополой любви — один вред, считают геи-мусульмане. Те, кто доказывает геям, что в их желаниях кроется зло, достойное кары, превращают их в людей конфликтных, тяжелых в общении, несчастных и озлобленных. Другими словами, превращают их в людей, которые со всей очевидностью рано или поздно захотят отомстить миру за несправедливо причиненную боль. Так разве это угодно Аллаху?

«МЫ МОЛИМ ЛИШЬ О ТЕРПИМОСТИ…»

Но что делать мусульманину, который понял, что он — гей или мусульманке, которая влюбилась в женщину? Где и у кого им искать помощи? В исламских сообществах не бывает мулл-гомосексуалов, которые могли бы утешить гея или лесбиянку; да что там — нет вообще никого, кто мог бы и хотел их поддержать. Поэтому еще в конце 1980-х гг. американские геи-мусульмане попытались организовать такую поддержку самостоятельно. Основанное тогда международное гомосексуальное арабское интернет-сообщество (GLAS) обещало работать над созданием положительного образа геев и лесбиянок в арабском мире, и заодно бороться с живучим негативным представлением об арабах среди остальных гомосексуалов. А почти 10 лет спустя двадцатидвухлетний гей-мусульманин Файсал Алам основал организацию под названием «Аль-Фатиха» («Открытие»). В ноябре 1997 года Алам запустил интернет-рассылку для исламских геев и лесбиянок. «Цель этой рассылки — объединить две важные стороны нашей жизни. Господь не занимается дискриминацией, и мы в самом деле можем быть истинными мусульманами и, в то же время, оставаться геями или лесбиянками», — утверждал Алам. Год спустя он впервые организовал собрание для своих гомосексуальных соратников по вере. Для геев-мусульман это событие стало настоящим идеологическим прорывом. Подготовка к собранию велась невероятно тщательно. Алам лично перезванивался с каждым приглашенным и по часу беседовал с ним; это было необходимо для того, чтобы отсеять гомофобов, если бы те попытались проникнуть на собрание. Но и после этого Аламу пришлось принимать меры, чтобы обезопасить себя и своих товарищей от гнева «правоверных мусульман». Подготовка к первому собранию исламских геев с начала и до конца проходила в глубокой тайне: о месте сбора его участники узнали лишь за неделю до самого события. «Меня часто спрашивают, не боюсь ли я за свою жизнь, — говорит Файсал Алам. — Я не боюсь. Но я соблюдаю осторожность».

Сегодня «Аль-Фатиха» — это международная организация для верующих в Аллаха лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов, включая тех, кто сомневается в своей сексуальной ориентации или половой принадлежности, а также их друзей, родственников и сочувствующих. «Аль-Фатиха» ведет три электронных форума: один общий, один — только для женщин и еще один — для мужчин. Мечта участников «Открытия» — сотрудничество с прогрессивной ветвью ислама. Они хотят доказать миру, что ислам — это религия терпимости, а не ненависти, и что Аллах любит всех своих детей и ему безразлична их ориентация. Летом 2001 года «Аль-Фатиха» впервые решилась присоединиться к «параду гордости» в Сан-Франциско, несмотря на ярость «правоверных мусульман», засыпавших участников группы угрозами расправы. А ведь активисты «Аль-Фатихи», с западной точки зрения, — отнюдь не радикалы. Они мечтают лишь о терпимости со стороны единоверцев. «Мы не требуем освящать наши браки, — говорит Алам, — Куда там! Этого не будет и через сотни лет…» Они понимают, что вопрос об исламе и гомосексуальности не прост. Легких ответов на него не предвидится. Вплоть до недавних пор геи-мусульмане жили в молчании, понятия не имея о том, сколько подобных им людей на самом деле. Исламский мир хранит безмолвие и поныне. Но хорошо хотя бы то, что сами геи-мусульмане заговорили о себе. Они начали делиться друг с другом опытом и думать о том, как преодолеть предубеждения. Они сделали первый шаг.

© Gay.ru

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: