Открытое письмо Кшиштофа Харамса Ватикану

Конфликт между польским ксендзом Кшиштофом Харамса и официальным Ватиканом начался после публикации в конце сентября в польском издании «Tygodnik Powszechny» полемической статьи официального представителя Конгрегации Вероучения, второго секретаря богословской комиссии и преподавателя Папского григорианского университета в Риме ксендза Кшиштофа Харамсы, под названием «Теология и Насилие: пример ксендза Око», в которой он выступил с детальным анализом и резкой критикой речей ненависти, идущих из уст ряда представителей духовенства, на примере выступлений преподавателя Папского университета в Кракове, ксендза Дариуша Око. Кс. Харамса писал о недопустимости языка отчуждения и насилия по отношению к гомосексуалам, неверующим, а также ученым, занимающимся гендерными исследованиями.

Детально разбирая примеры проповедей кс. Око, Харамса продемонстрировал, где и каким образом нарушается истинно христианский принцип неприятия всех видов насилия, а также универсальные стандарты человеческой порядочности. Кроме того, Кшиштоф Харамса поднял вопрос об отсутствии реакции церковных властей на подобные, полные ненависти, речи, идущие от представителя духовенства и противоречащие законодательству Польши.

Статья вызвала широкий резонанс, в результате которого, ксендз Кшиштоф Харамса написал открытое письмо, которое было опубликовано в газете «Выборча» 2-го октября 2015 года и стало своеобразным пресс-релизом выступления ксендза в Ватикане, состоявшегося 3-го октября. Перевод данного письма мы публикуем в группе «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие».

«Меня зовут Кшиштоф Харамса. Пока еще ксендз, прелат Кшиштоф Харамса. В течение последних двух лет я был вторым секретарем Международной богословской комиссии и уже более 12 лет официальный представитель Конгрегации Вероучения, бывшей Святой Инквизиции.

Я — преподаватель Папского григорианского университета Ateneum Regina Apostolorum в Риме.

Я — священник уже больше 18 лет.

Я — человек, мужчина, и сегодня я могу добавить, что я свободный человек.

Радостью этой свободы я бы хотел поделиться с другими. Это простая, обычная радость освобождения.

После долгих размышлений, долгой внутренней борьбы и молитв, после многих страданий и разговоров со священниками-гомосексуалами и не только, и в конце концов — после встречи с человеком, которого я люблю, я принял решение о публичном заявлении о своей естественной ориентации человека гомосексуального, счастливого и гордого быть тем, кем я являюсь на самом деле.

Я благодарю Костел за все то добро, которое я от него получил, но я освобождаюсь от Костела ослепленного, Костела репрессивного, Костела преследующего людей за отвагу или же просто за желание быть самими собой. Я освобождаюсь от Костела, ослепленного гомофобией, перепуганного тем фактом, что среди его лучших служителей есть геи. Костела, который ненавидит геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров и таким образом, предаваясь ненависти к этим меньшинствам, позволяет себе ненависть к человеку и к человечеству, бессовестно представляя себя как «эксперта в человечности».

Я благодарю Бога за мужество, которое он дал мне, чтобы я освободился от этого кошмара, за мужество вырваться из клетки иррациональности, тоталитарного контроля совести и спальни.

Работая в Конгрегации Вероучения, бывшей Инквизиции, я верил в свои идеалы Веры. Но со временем я обнаружил противоречия, некомпетентность, несправедливость, замалчивания и решения, принимаемые только из политических соображений.

Но прежде всего, я открыл всеобъемлющую слепую гомофобию, одержимость идеей преследования людей гомосексуальных, схожую с одержимостью преследования евреев в прошлом (которая в Польше, увы, все еще жива).

Я бы хотел рассказать об опыте представителя Святой Инквизиции, о ненависти и гомофобии этого «святого» ведомства, полного гордыни, презрения и невежества. Я бы хотел рассказать о том, как люди, ослепленные ненавистью борются против Папы Франциска, который всего лишь позволил себе рационально задуматься о дискриминации со стороны Костела разведенных супругов. Но об этом я скажу позже.

Сегодня, я хочу поделиться радостью свободы, вызволения, глубоким счастьем, которое происходит из возможности без бесконечного страха, парализующих комплексов, не оглядываясь на фарисейство Костела публично заявить: Мой Боже, я — гей. Я — счастливый гей, счастливый и гордый быть тем, кем я являюсь, человеком гомосексуальным, не боящемся сказать об этом открыто.

Я счастлив так, словно очнулся после кошмарного сна после ночи, проведенной в клетке фундаменталистов, которые не любят использовать разум, любующихся собой в бессмысленном повторении своих доктрин.

Свой камин-аут я посвящаю ксендзам-гомосексуалам, которых уважаю как людей и священников и которые по различным причинам не могут позволить себе освободиться. Я желаю им, чтобы они были счастливы, насколько это возможно в рамках бесчеловечного и угнетающего Костела.

Свое освобождение я посвящаю потрясающим людям — представителям ЛГБТ как скромную дань нашему желанию нормальной жизни, мужеству всех тех, кто выступает против угнетения человеческого достоинства в разных частях мира, даже там, где слепая ненависть, как ни парадоксально, становится все сильнее, как в моей родной стране.

Сегодня, должен попросить у гомосексуалов о прощении моего гомофобного Костела, о прощении за все те случаи, когда своим молчанием я соглашался с тем, что человеческое достоинство было растоптано только по причине гомосексуальности.

Свое вызволение я посвящаю маме, брату и сестре, которых люблю, люблю сердцем гея и готов дать им все, чтобы они были счастливы, но также прошу их принять меня.

Но прежде всего мою радость и мою свободу я посвящаю человеку, которого люблю, Эдуарду, моему нареченному, который помог мне выявить мои лучшие качества и избавиться от остатков страха силой любви».

Oświadczenie ks. Charamsy: «Ten coming out dedykuję zastępom księży homoseksualistów»

Ks. Krzysztof Charamsa
Перевод Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие
Фото wyborcza.pl

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: