Как изменяется жизнь в Дании после камин-аута в качестве квир-мусульманина

«Победив в конкурсе «Мистер Гей-Дания» в 2012 году, я стал первым мусульманином, который участвовал в европейском и всемирном конкурсах «Мистер Гей» в 2013 году, — признается Микаэль Синан (Michael Sinan). — Более того, на европейском конкурсе я получил титул «Мистер конгениальность», а в Германии в том же 2013 году мне вручили «премию активиста». Люди на это все реагировали очень по-разному».

В статье, опубликованной на портале GSN, Микаэль подробно рассказал о последствиях своего камин-аута:

«Сейчас многие в курсе, что на свете есть христианские и иудейские сообщества геев — но о геях-мусульманах по-прежнему говорить не принято. Это табу подробно рассматривали в датской газете Politiken, а также в передаче DR3 Gay Studies. Журналисты освещали мое участие в конкурсе «Мистер гей» и особенно интересовались моей «мусульманской жизнью». Получился репортаж о том, каково быть меньшинством среди меньшинства.

И все же последствия камин-аута для меня, мусульманина, были серьезными.

На «Фейсбуке» появилось множество статей, которые собирали тысячи комментариев. На меня и моего мужа вылилось очень много ненависти.

СМИ в Дании в основном писали о том, сколько внимания привлекла эта история, как человек я их интересовал в меньшей степени. Поэтому когда журналисты писали о том, что нам с мужем пишут ужасные вещи, они спокойно публиковали даже самые оскорбительные комментарии.

Мы получили три угрозы убийством и сообщили об этом в полицию.

Мы знали, как зовут трех людей, которые прислали эти угрозы, нам было известно, где они работают. Тем не менее, полиция ничего не сделала. Единственное, что они нам ответили, — «Мы рады, что кто-то борется за это дело и показывает пример другим людям, оказавшимся в таком же положении».

Вандалы повредили нашу машину, исцарапали ее и написали на ней «пид*р». Страховка не покрыла стоимость ремонта, который обошелся нам примерно в 5000 евро.

К тому же это сказалось на моих близких, они волновались и очень переживали. Мне говорили, чтобы я срочно перестал давать интервью и появляться в передачах, для моей же безопасности.

Несмотря на то, что гей-ресурс Out & About и датская газета Politiken писали о том, что против нас было совершено несколько преступлений на почве ненависти, ни одна ЛГБТ-организация нас не поддержала. Казалось бы, Дания — очень либеральная страна, но кое в чем нам еще предстоит многому научиться.

Положительным результатом того, что я не скрывал свое вероисповедание, стало то, что меня приняли в несколько мусульманских сообществ — чем я, конечно, очень горжусь. Увы, многие представители ЛГБТ из мусульманских семей от меня, напротив, отвернулись и начали также писать мне оскорбительные комментарии. Это связано с тем, что многие из них отвернулись от ислама и стали исламофобами.

В конечном счете я пришел к выводу, что эта борьба обходится мне слишком дорого. Пришло время подумать о моей семье и о том, как это на ней отражается.

Мы с мужем, конечно, продолжаем поддерживать ЛГБТ-организации. Но они тоже должны принять тот факт, что на свете бывают геи-мусульмане, и поддержать нас в ответ. Надо открыть людям глаза.

Мы переписываемся с Абдаллой Биджатом (Bijat Abdellah), который станет вторым геем-участником европейского конкурса «Мистер Гей». Мы, разумеется, поддерживаем его, и в случае чего поможем. Нам кажется, что он уже сталкивается с тем же, через что пришлось пройти мне».

Опубликовано в Gay.Ru. Перевод Дмитрия Собоцинского
Фото instagram
Оригинал GSN: This is what happens when you come out in public as a gay Muslim

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: